17 января 2017
На сайте 8381 чел.

Мехк-Кхел

Независимый интернет-портал

Къамана яхь йола къонахий

Опросы

Следовало ли Евкурову извиняться за правду о Пригородном?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Контакты

  • Тел./whatsapp:
    +7 (928) 695-62-44
  • E-mail: mehkakhel@bk.ru

ВИДЕООБРАЩЕНИЕ ИДРИСА АБАДИЕВА ПОСВЯЩЕННОЕ 25-й ГОДОВЩИНЕ ПРИНЯТИЯ ЗАКОНА «О РЕАБИЛИТАЦИИ РЕПРЕССИРОВАННЫХ НАРОДОВ»

Свежие комментарии

Погода

Курсы основных валют

Savefrom

Просмотры

Программа Мехк-Кхел

Страницы

Ссылки

Архив материалов сайта

Время молитв

“Видать не ездил в рощу Хетага клятву давать…” – коррупционный скандал в Осетии

Как хвастливый Бибо из Канады прославил осетинских коррупционеров

В самом начале правления Вячеслава Битарова Северную Осетию накрыл коррупционный скандал
ВИДЕО: Хвастунишки из Канады и Алагира вскрыли, что клятвы в Роще Хетага не спасли Осетию
Коллаж: On Kavkaz

В Осетии разгорается почти международный скандал, связанный с неожиданным разоблачением очевидных фактов коррупции в силовых структурах. Причиной чему стало просто хвастовство осетинских мальчиков машинами своих отцов.

Изначально некий модный осетинский парень по имени Бибо, проживающий в Канаде решил похвастаться перед своими земляками тем автопарком, которым они обладают на новой родине вдали от осетинских ущелий.

Земляки его, оставшиеся на осетинской земле и не сумевшие добраться до Канады, вызов приняли и решили ответить Бибо тем же. В сети начался самый настоящий флешмоб деланых и искренних «осетинских понтов». Приводим здесь некоторые из этих видео, не содержащие мат.

Но самое интересное случилось после того, как канадскому хвастуну Бибо решил ответить совсем невинный юнец из Алагира, который оказался сыном сотрудника республиканской прокуратуры, который занимается борьбой с коррупцией.

Он решил ответить канадскому задире Бибо, записав видео из папиного гаража, в котором стоят сплошь элитные иномарки с элитными номерами. Когда тайное содержимое гаража сотрудника осетинской прокуратуры стало явным всему миру, в Осетии началась буча.

Поскольку, как оказалось, клятвы чиновников в Роще Хетага не воровать чужого и государственного, не сработала. Далее передадим слово самым активным и метким на слово комментаторам поднявшегося после публикации данного видео скандала.

Осетинский журналист Заур Фарниев пишет на своей странице в сетях: “Наверное, это самое интересное видео из всех опубликованных… Мне очень приятно, что в Осетии остались настоящие патриоты, которые никуда не собираются уезжать!”.

В продолжение своего поста он с нескрываемым сарказмом пишет: “Только что мне позвонили из республиканской прокуратуры. Сказали, что это не сын, а племянник их уважаемого сотрудника. Машины тоже не его, а успешных предпринимателей, приходящихся ему братом и отцом. И дом тоже не его”.

Далее, в осетинском сегменте сетей началось просто соцсоревнование в политическом сарказме и остротах относительно вскрытых мальчиком из Алагира фактов. Алан Золоев пишет в своем комментарии: “Засветил папика малыш ). Видать не ездил в рощу Хетага клятву давать”.

 

Вадим Тохсыров подмечает в продолжение темы: «Чем больше борцов с коррупцией, тем жирней генералы». А Alan Mamsurov ему отвечает с не меньшим сарказмом: «Коррупцию победили, это трофеи…»

Олег Кусов замечает по поводу разразившегося скандала: «У прокурорского работника машин, конечно, меньше не станет, мальчик килограммов не растеряет, но ты показал очень важное – агонию нашей системы.

В России такая агония бесследно не проходит – она разрушила империи в 1917 и в 1991 гг. Новый апокалипсис не за горами, алагирскими. Глупого мальчика и его обезумевшего отца ругать не надо – они щепки того леса, который вырубается ныне на 1/8 части суши».

А Чермен Хадиков продолжает данную мысль: «В этом видео вся суть сегодняшней Осетии. Разворовали все что можно, коррупция за гранью добра и зла! При этом, всеистинные носители кодекса аланской чести. Могут клятву, где угодно принести, хоть в Роще, хоть в церкви. А самое противное то, что ничего не поменяется… А этот мальчик в будущем гарантированно “уважаемый” чиновник и хозяин жизни».

Источник взят с On Kavkaz

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нравится(0)Не нравится(0)

Ответы на ““Видать не ездил в рощу Хетага клятву давать…” – коррупционный скандал в Осетии”

  1. Русские оккупанты намеренно насаждают в кавказских и иных колониях расслоение общества на нищих и бесправных и на жирующее муртадьё, местный тип власовцев.
    Таким образом одна часть населения противопоставляется другой, а сами же русские колонизаторы автоматом становятся медиаторами. посредниками между этими антагонистическими станами, используя ситуацию в свою пользу.
    Колониальная политика "Разделяй и властвуй" имеет много граней и оттенков, но все они служат укреплению власти захватчиков.

    ЧТО КАСАЕТСЯ ПОЧИТАНИЯ ОСЕТИНАМИ СВЯТОГО ВАЙНАХА ХЕТАГА, В ЭТОМ НЕ БЫЛО БЫ НИЧЕГО ПЛОХОГО, ЕСЛИ БЫ ПОЧИТАНИЕ НЕ СОПРОВОЖДАЛОСЬ ПЬЯНСТВОМ И ЯЗЫЧЕСТВОМ
    ============================================================
    Доктор В. Пфаф.
    Народное право осетин.

    У осетин сын почти всегда и на всю жизнь оставался и до сих пор, большей частью, остается жить при отце. Он рано женится и со дня вступления в брак занимает с женой и семейством отдельное помещение на отцовском дворе. Если нет свободного помещения, то на дворе строят для него дом или саклю (хадзар). Если число членов семейства чрез меру увеличивалось и нельзя было отводить им особенный участок для жилья, то отец убивал собственных своих сыновей (с.189).

    После смерти отца братья оставались всегда в неразделенном владении и хозяйство продолжалось точно так, как оно было заведено при отце. Старшему брату тогда подчинялись все младшие, как холостые, так и женатые, незамужние сестры и вдовы умерших братьев с их детьми, если они бывали. Власть старшего сына после смерти переходила ко второму, потом к третьему и т.д. После смерти последнего сына родоначальника очередь доходила до старшего сына в линии старшего брата; потом следовал старший сын второго, третьего брата и т.д., всегда по порядку старшинства рождения. Младшие сыновья могли наследовать только в исключительных случаях.

    Как все патриархальные народы, так и осетины, в преданиях своих производят себя от родоначальника Оси-багатара, который жил в Нузале, в Касарском ущелье. Этот мнимый родоначальник Оси-багатар освободил осетин из-под владычества грузин и вот почему осетины называют его родоначальником. Не прочь же я верить, что действительный родоначальник их именовал себя Ос (хотя был без прозвища багатар), от него-то и произошли названия их осов или осетин.

    Кто знает долговечность патриархального быта и со вниманием читал родословные еврейского народа, тот согласится со мной в смелом предположении, что этот родоначальник, по имени Ос (УЦ - Бытие, 10, 23) жил, быть может, во II тысячелетии до Р.Х. Далее я предполагаю, что этот Ос был еврей. В Священном писании есть предание о том, что одно из колен еврейского народа по имени Гомер или, правильнее, Джимер, переселилось на север от Кавказа. Мы встречаем это имя в географических названиях осетинского аула Джимара, снеговой горы Джимерай-хох и т.д., не упоминая о множестве других, чисто еврейских названий местностей в Осетии.

    Одно колено семитического племени киммерийцев называлось Заки - это были белокурые семиты, другое колено Дзау. Колена Заки и Дзау относятся поближе к осетинам. Третье колено, вероятно, называлось Ос. Это колено, судя по названию целого племени, некоторое время гоподствовало над остальными.
    В Осетии мы встречаем в достаточной чистоте те же самые родовые порядки, которые мы застаем у древних евреев уже II тысячелетия до Р.Х.

    Возможность такого долговечного существования одного и того же общественного строя легко понятно, если принять в соображение, что строй этот - необходимое последствие того обстоятельства, что сын всегда оставался жить при своем отце. В продолжении тысячелетий осетины в своих более или менее безопасных ущельях никогда не отступали от этого правила. Борьба средних веков и попытка грузин преобразовать Осетию в феодальное государство не могла разрушить патриархальность, столь глубоко вкоренившуюся в жизнь этого народа.
    Лучшие осетинские роды хорошо помнят свою родословную. По форме своей они напоминают еврейские, сохранившиеся в Священном писании.

    Русское завоевание застало эту страну в невероятной и поистине вопиющей анархии и беспорядке. Терзаемые с севера кабардинцами, питавшими к осетинам издревле и поныне неизгладимую национальную ненависть, осетины у входов к своим ущельям держали постоянную стражу. Кабардинцы не выпускали на плоскость ни одного осетина, так что с этой стороны страна совершенно была отделена от остального света. При том самом многолюдные некогда роды Сидамоновых, Дзахиловых, Царазоновых, Хетагуровых и т.п. раздроблялись на мелкие осколки, колена и семейства, которые постоянно враждовали между собой и преследовали друг друга кровавой местью.

    Валажирцы с куртатинцами вели постоянную войну.
    Тагаурцы сильно уже подвергались влиянию кабардинцев; многие аулы были данниками и признавали над собою верховную власть кабардинских князей. В Тагаурии удержалось феодальное устройство (алдары, тагиаты).

    ...В самом начале настоящего столетия (ХIХ век) сперва южная Осетия была усмирена генералом Симановичем, а затем, в 1830 г., вследствие похода генерал-майора кн.Абхазова, и северная Осетия окончательно была присоединана к империи...
    Дигория издревле имела феодальное устройство. Под конец ее истории Осетия находилась уже в полном разложении. Во всех ее частях семейная вражда достигла невероятных размеров; старики, бывшие очевидцами этой жизни, рассказывают ужасы об ней: во избежание смерти от кровных врагов, семейства проводили иногда целые десятилетия в своих башнях.

    Угнать скот у кабардинцев или даже родственных им куртатинцев, считалось у валаджирцев особенным подвигом; вообще все преступления и злодеяния считались дозволенными и даже похвальными, лишь бы они были совершены в отношении к чужому (с.201).
    По коренному осетинскому праву клятва выполняется во имя или языческого дзуара, или умерших родственников, на их могилах.

    Об обрядах первой клятвы, во имя дзуара, я ничего не смог узнать, но присяга во имя умерших родственников совершается так: присягающий отправляется со всем обществом, в присутствии судей и противной стороны, на кладбище своих родных; там вколачивается в землю деревянный шест, к верхнему концу которого привязывается кошка или собака. Произнося над собой страшные проклятия, присягающий застреливает из ружья эту кошку или собаку.

    В народе идет молва и он твердо верит в то, что давший ложную клятву или тот час или в продолжении года непременно умрет. Осетины, с которыми я говорил, подтверждают, что действительно они помнят случаи смерти лжеприсягавших. Вероятно, в древнее время языческие жрецы, для поддержания веры и основ общественного порядка, считали своим долгом таинственным убийством устранять лжеприсяжников. Место, где исполнялись жрецами подобные казни у древних до-Моисеевых евреев, было, вероятно, так называемое “всесвященное” в их храмах, у осетин же - капище дзуара.

    Вера запрещает мирянам под страхом смерти входить в эти места и осетины до сих пор строго придерживаются этого запрещения. В “всесвященном” древнееврейских храмов или в дзуарах осетин, должно быть, археология со временем откроет остатки человеческих костей (т.1, с.216).

    Каждая алдарская фамилия имела прежде свою территорию, в которой поселялись и свободные осетины. Эти поселенцы за пользование землей платили алдарам что-то вроде оброка. Алдары женятся до сих пор большей частью между собой или на дочерях кабардинских узденей, дочерей же осетинских фарсалагов они берут обыкновенно только в номлус, т.е. в наложницы.

    Алдары, да и фарсалаги, живущие в достатке, имели несколько жен; главная жена была родом из того же сословия и с мужем и детьми жила в главном здании двора. Под крышею того же дома находится и конюшня.
    В этой конюшне проживает вместе со скотом и номлус. Номлус занимает в доме место служанки. Она спит в яслях (кавдасе), где она и рожает своих детей, прижитых с мужем. Дети эти, называемые кавдасардами, делаются рабами своего отца и в прежнее время нередко продавались. Кавдасарды на всю жизнь должны были безвозмездно служить своему дому. Они воспитывались вместе с законными детьми, рожденными от главной жены, и назывались их “младшими братьями”. Кавдасарды принадлежали роду и в случае обиды какого-нибудь родича были обязаны к кровной мести. Владельцы кавдасардов считали их своими рабами до третьего, рожденного от кавдасарда, колена (с.207).

    Кроме кавдасардов, у осетин имелись еще и настоящие рабы: куссак (работник) и алхыд (купленный раб). В знаменитой кавказской торговле рабами осетины принимали весьма деятельное участие.
    Источники рабства - плен, закрепощение свободных, купля и рожденные от рабыни, хотя и от свободного отца...

    ...Кровная месть не только дозволена, но даже и вменяется в обязанности свободному человеку. Это считалось необходимою обязанностью при убийстве, все равно, с намерением или без намерения совершенном... Если случалось подобное нарушение, тот час же били тревогу.

    Каждая из враждующих сторон собирала своих вооруженных приверженцев... окружали враждебный двор и каждого осмелившегося выйти убивали. Эти междоусобицы доводили до истребления целых родов. По праву завоевания покоренный аул победитель считал своей добычей и судьба пленных зависела от его произвола.
    Впрочем, не было в обычае продавать подобных пленных в рабство, а скорее убивали их (с.259).
    Беглый преступник был преследуем и если его настигали, то тот час же убивали (уши его, как трофеи, клали на могилу убитой преступником жертвы).

    Главным правилом кровомщения по осетинскому коренному праву было оплачивать равное равным; так, если, например, кровомщение было объявлено за поражение, то противник или кто-либо из его семьи мог произвести только поранение, но не имел права убивать.

    Старикам, которые при вспышках споров принимали на себя роль посредников, удавалось часто водворять между враждебными сторонам перемирие. Виновной стороне сообщали: “Вы должны к такому-то сроку выплатить столько-то и столько” (прежде всего обыкновенно скотиной или деньгами). Наибольший выкуп за убийство равняется 324 коровам или 324 рублям - сумма, которую частное лицо не могло выплатить.

    По уплате первой части, обвиняемым снова объявлялось: “К такому-то сроку (обыкновенно к следующему году) вы должны дать истцу часть земли, которая бы равнялась стоимости стольких-то коров”. По истечении второго срока и по уплате следуемого им в последний раз объявлялось “дать медной и железной посуды по стоимости стольких-то коров”. (Если у приговоренных истощались средства, то они платили живым товаром: уступали дочерей своих, обыкновенно в виде номлусов, реже в виде жен...).

    По уплате всего выкупа приговоренных обязывали задать торжественный пир обиженным к известному сроку и для этого пиршества должно быть заколото столько-то быков или баранов, сварено столько-то котлов пива и араки.
    После этого начинается сильная попойка: едят, шумят, поют и по окончании всего расходятся совершенно удовлетворенные по домам...

    Если виновная сторона пропускала тот или другой срок уплаты, то тот час же являлась возможость возобновить кровомщение. Но до этого доходило очень редко, потому что предпочитали лучше ждать...
    В первые десятилетия нынешнего столетия кровомщение в Осетии распространилось до неимоверной степени. Многие сотни семейств в Осетии находились между собой в смертельной вражде или кровавой распре. Народ стонал под гнетом невыносимой анархии. Многие же семейства проживали годами в сторожевых башнях, как в тюрьмах. Тут вступилось русское правительство...

    Если брат коварно пронзит кинжалом брата, то может случиться, что родственники яростно кинутся на убийцу и тут же зверски убьют его; но может легко случиться и так, что родственники убитого и не обратят на это внимания, простят виновного и предадут дело забвению... Следует ли наказывать или нет - братоубийство, детоубийство или вообще убийство какого-нибудь родственника, зависит просто от того, как родственники ценили убитого. Масштаб, которым измеряют престуления - чисто внешний.

    Если убитый брат был негодяй, родственникам своим в тягость, то по осетинскому коренному праву убийца оставался безнаказнным; в противном случае его убивали. ПО КОРЕННОМУ ОСЕТИНСКОМУ ПРАВУ ПОДЛЕЖАТ НАКАЗАНИЮ ТОЛЬКО ТЕ ДЕЯНИЯ, ОТ КОТОРЫХ СТРАДАЮТ ИМУЩЕСТВА, ИМЕЮЩИЕ ЦЕННОСТЬ. Это понятие о преступлении проникает в осетинское уголовное право с совершенно логической строгостью во всех отдельных случаях.

    Прежде чем мы во все это вникнем, мы должны сначала затронуть важный и очень обыкновенный вопрос: имеют ли осетины такое же понятие о нравственности, как мы, или другими словами, умеют ли осетины по абстрактному масштабу различать, как мы, что хорошо и что дурно?
    ...Осетины питают симпатию только к тому, который делает им чрезвычайное добро, т.е. приносит им пользу - следовательно здесь виден эгоизм.

    Симпатия эта отличается у осетин той особенностью, что она не имеет внутреннего корня в его душе... Дай осетину миллион или вообще максимум того, сколько бы ему хотелось иметь, следи за ним в жизненных моментах, которые он называет счастливыми - везде увидишь, что его лицевые мускулы в состоянии изобразить чувство признательности, счастья и любви и т.д.; но взгляни пристально ему в глаза, и ты ужаснешься холодности их выражения. Это нравственное чувство не что иное для него, как внешний этикет, вежливая форма, внутренне же он вовсе не знает и не понимает его, потому что нравственная жизнь его еще слишком мало развита.

    Поэтому осетин может только внешним образом понимать, но не чувствовать (внутренне постигать), что хорошо и что дурно. В этом отношении он подобен всем бесчувственным и бездушным людям.
    Все то хорошо для него, что приносит ему пользу, и все то дурно, что приносит ему вред. Поэтому-то вся его нравственность должна основываться на внешних побудительных причинах; он творит добро не из-за добра и избегает зла только потому, что ждет вреда.
    Для добра и зла не достает у него абстрактного масштаба (с.266).

    Это утилитарное настроение духа осетина совершенно согласуется с вышеприведенным понятием о преступлении, которое он себе создал, и это замечание о характере осетина нужно иметь постоянно в виду, т.к. оно очень важно для нас при психологической оценке его уголовного права.
    ... Одинокую личность в Осетии мог каждый безнаказнно убивать; разбой, совершенный над посторонним, не считался преступлением, а, напротив, часто деянием достойным похвалы: посторонняя убитая личность в глазах убийцы не имела никакой цены и потому подлежала, как и всякая ничтожность, безнаказанному уничтожению. В страждущих и угнетенных, находившихся вне рода в многолюдных аулах, ни одна человеческая душа не принимала участия: сострадание и любовь к ближнему своему - чувства, осетинам вовсе неизвестные. Но эта черта БЕЗЖАЛОСТНОГО МАТЕРИАЛИЗМА проникает во всю жизнь семьи и рода. Человек ценится дома лишь настолько, насколько он может принести пользы. Больная жена изгоняется. Старший брат почитается более всех младших, потому только, что он уже более успел заработать. Если кто-нибудь из членов семьи по несчастному случаю будет изувечен и получит рану в руку, лишающую его возможности работать, то он в собственной своей семье потеряет всякое значение и уважение.
    Этому в высшей степени СИЛЬНОМУ МАТЕРИАЛИЗМУ обязано осетинское право своим началом.
    ...Цель наказания состоит единственно в удовлетворении нанесенного вреда. Мера наказания постановляется только по величине вреда...

    У них принято на все действия смотреть с объективной точки зрения: на субъективную сторону преступного деяния вовсе не обращалось внимания, так что убийства обдуманно коварные и случайные наказывались одинаково...
    Назначение степени наказания главою семейства или рода или ныхасом (народным собранием) основывается на степени родства.

    Родитель имеет право уничтожать своих детей. Поэтому убиение собственных детей по древнеосетинскому коренному праву никогда не подлежит наказанию. Преступления эти совершались очень часто. С согласия отца или по желанию его, мать морила своих детей в колыбели или душила их во время родов (кто знаком с умственным развитием нынешних осетинок, тому не покажется это невероятным). Выбрасывать и топить детей было делом обыкновенным (с.269).

    Убиение, хотя бы с намерением, совершенное над посторонним, за которого нет мстителей, по древнему осетинскому коренному праву, не только не считалось преступлением, но даже достохвальным геройстким деянием. Такими убийствами хвастались публично; они приносили убийце славу и честь в обществе, в особенности, если убийца в материальном отношении совершил выгодное дело: приобретал табун, стадо или деньги. В особенности достохвальны были убийства с грабежами, если они совершались над чужим родом и особенно над кабардинцами.

    Почти каждый считал за высшую цель своей жизни принимать участие в подобном убийстве или грабеже, которому, конечно, не предшествовало объявление войны.
    Причина тому, что общество такие деяние не осуждало, заключается не в военном духе, который будто бы воодушевляет народ, не в национальной вражде между племенами (как некоторые об этом ошибочно думают), но просто в том, что общество при этом ничего не теряло, а напротив, по крайней мере, моментально выигрывало. Оно, напротив, одобряло всякое коварное и хитрое нападение из-за засады; оно за это не наказывало даже и тогда, если нападение совершалось на своего, который не в силах был защищаться против нападающих или не мог отомстить за себя.

    Общество не имело никакого нравственного убеждения; каждый род знал только себя и свои ничтожные интересы и искал случаев РАЗЖИТЬСЯ НА СЧЕТ ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ, где только мог сделать это безнаказанно.

    Кровная месть, т.е. смертная казнь за убийство, по осетинскому коренному праву назначалась безразлично в следующих случаях:

    1) за убийство намеренное или случайное;
    2) если стадо скатывало камень с горы и этот камень убивал или изувечивал проходящего, то хозяина стада преследовали кровомщением;
    3) если животное случайно убивало человека, то за него отвечал владелец головой;
    4) если кто убивал вора или застигнутого при изнасиловании или в мужеложстве, то его постигнет кровомщение родственников потерпевшего и т.д.

    Все это можно понять только тогда, если примем во внимание соображение, что род обиженного желает только соразмерно вознаградить свое потерпевшее имущество, уничтоженную рабочую силу или по крайней мере в соответственной степени уменьшить имущество противника. Без этого предположения осетинское уголовное право было бы лишено всякого здравого смысла.

    ...Мужеложство, одно из самых распространенных преступлений между кавказскими народами южного склона гор, у осетин встречается реже и поэтому нет узаконенного обычая его наказания.

    Скотоложество также встречается у осетин, но народ не обращает на него внимания.
    Владелец за изнасилованную скотину требует удовлетворения, состоящего из 1 - 2 поросят (с.277).

    (В кн.: Сборник сведений о Кавказе. Т.2. Тифлис, 1872 г.)

    Нравится(0)Не нравится(0)
  2. АРАБО-ФАРССКИЕ (АЛДАРО-ИРАНСКИЕ) ОТНОШЕНИЯ В ОСЕТИИ
    ====================================================================
    1. Е.Максимов и Г.Вертепов.
    Туземцы Сев. Кавказа (осетины, ингуши, кабардинцы).
    Вып.1, Влад -з, 1892 г.

    В Дигории... большинство этих благородных родов жили в укрепленных башнях, а детей своих, по принятому среди них обычаю, воспитывали в Кабарде, вследствие чего знание кабардинского языка считалось почти обязательным для высших сословий...

    Привилегированные роды ущелья по р.Тереку носят название тагаурских алдар. Родоначальником своим они считают какого-то армянского царевича Тагаура, будто бы бежавшего в Осетию...
    Фарсаглоги обязаны были брать к себе на воспитание детей своих господ, кормить и ухаживать за ними до 7 - 10-летнего возраста, по достижению которого ребенок торжественно водворялся в дом родителей.
    Внешние знаки почтения, подобные тем, которые существовали у кабардинцев, поддерживались в Тагаурском ущельи: фарсаглог не имел права сесть даже в присутствии мальчика-алдара, а встречаясь в дороге с алдаром, должен был возвратиться и ехать с ним до тех пор, пока тот не отпустит его.

    Алдары, как мы уже видели, предоставляли свои земли в пользование фарсаглогов и должны были защищать их от разбоев, насилий и воровства.

    Вообще, в их руках была вся административно-полицейская власть... (с.14).
    С водворением русских в крае, среди осетин, совращенных в магометанство кабардинцами, снова начинается переход в христианство. Дело это... совершалось, к сожалению, очень медленно и недостаточно прочно (с.16).

    2. Ф. Х. Гутнов.
    Генеалогические предания осетин как исторический источник. Влад-з, 1989 г.

    ...В устной традиции в роли этнарха осетин чаще всего выступает Ир, Ос, Дигор и Туал, а у раннесредневековых закавказских хронистов – Уобос.

    С течением времени места патриархов стали занимать известные всему миру личности. Так, в одном из дигорских аулов в фольклорном памянике функция патриарха отводилась Тимуру.
    Согласно легенде, Тимур, оказавшись в Дигории, взял в жены трех сестер. Старшая родила сына Дигора, от которого произошли дигорцы, средняя родила Ирау, положившего начало иронцам, а третья - Туала, родоначальника туальцев (с.23).

    Нравится(0)Не нравится(0)
  3. Персами правили и правят все те же Иудеи и они-то поселили Осетин/Маздакитов(восточно-иранских кочевников) у нас под боком в последствии с целью объединить земли Кавказа и Ирана!

    Нравится(0)Не нравится(1)
  4. А как можно обращаться к Всевышнему и произносить клятвы, со стаканом водки в руке !? Хотя, у осетин это в порядке вещей.

    Нравится(0)Не нравится(1)

Оставить новый комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

© 2017. Республика Ингушетия, Назрань. Мехк-Кхел.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Яндекс.Метрика