30 апреля 2017
На сайте 4805 чел.

Мехк-Кхел

Независимый интернет-портал

Къамана яхь йола къонахий

Опросы

Довольны ли вы работой Главы Ингушетии Ю. Евкурова?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Контакты

  • Тел./whatsapp:
    +7 (928) 695-62-44
  • E-mail: mehkakhel@bk.ru

ВИДЕООБРАЩЕНИЕ ИДРИСА АБАДИЕВА ПОСВЯЩЕННОЕ 25-й ГОДОВЩИНЕ ПРИНЯТИЯ ЗАКОНА «О РЕАБИЛИТАЦИИ РЕПРЕССИРОВАННЫХ НАРОДОВ»

Свежие комментарии

Погода

Курсы основных валют

Savefrom

Просмотры

Программа Мехк-Кхел

Страницы

Ссылки

Архив материалов сайта

Время молитв

Три топонимических этюда об Осетии

 

1. Как проф. Ф. Гутнов «убрал ложь из истории»

Популярный телеканал “365”, специализирующийся на вопросах истории, часто повторяет афоризм Станислава Ежи Леца: “Если из истории убрать всю ложь, то это совсем не означает, что останется одна правда – в результате может вообще ничего не остаться”.
Эта фраза как нельзя точнее подходитдлякниги осетинского историка Феликса Гутнова “Осетинские села”, вышедшей недавно во Владикавказе. Не буду спорить по всем ее страницам, но что касается истории двух десятков сел, описанных Ф. Гутновым, то точнее Ежи Леца сказать невозможно.
Уже в самом названии книги заложена ложь! “Осетинские села”! Все населенные пункты, ныне находящиеся юридически на территории Северной Осетии, причислены одним росчерком пера к осетинским! В добропорядочном обществе, соблюдающем элементарные правовые нормы, все населенные пункты считаются принадлежностью государства, а не одной нации, даже если она и титульная.
Мне трудно представить, чтобы книга “Города России”, называлась “Русские города”! Видно, русскому народу “не повезло”, у них нет таких историков, как Ф. Гутнов в Осетии.
Не будем интриговать читателя, а просто пройдемся по некоторым её страницам по порядку, как лживо прошёлся доктор (!) исторических наук.
Селение Балта. Единственная правдивая фраза, которую себе позволил автор, это что Балта- “Селение на левом берегу р. Терек, к югу от г. Владикавказа. Входит в состав муниципального образования г. Владикавказа”. Но это сегодня, точнее с начала 80-х годов. До этого, точнее, с 1944 г., оно входило в состав Пригородного района Северной Осетии, а еще раньше – в состав Пригородного района Чечено-Ингушетии. Наверно, Ф. Гутнов так далеко не заглядывал! Хотя он и специализируется на древней истории. Правда, Гутнов и полез в древнюю историю этих мест, где, в привычной для Осетии манере, утверждает, что всё вокруг было аланское, значит, исключительно осетинское. И даже попытки ученых прошлого объяснить тюркское, кабардинское или балкарское происхождение топонима “Балта” отвергает. От описания древнего аланского периода Ф. Гутнов перескакивает на 1965 г., где “находит” древние поселения неизвестно кого и перечисляет проживающие (или проживавшие) там “Основные фамилии:Гуриевы, Дзодзиевы, Тохтиевы, Парсиевы”. И – “Памятники истории и архитектуры:Башня Гуриевых.Башня Дзодзиевых.Надгробие-часовня Габуаевых.Памятник жителям Куртатинского ущелья, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны (скульптор Д. А. Цораев).Бюст И. В. Сталина.Численность населения: 54 человека (2009 г.)”.
Вот и вся история древнего села Балта.
Ингушей, по Гутнову, как видим, там и в помине не было. Не родились и не жили здесь полный Георгиевский кавалер ОрциЦицкиев, народный артист России Магомед Цицкиев, выдающийся ингушский поэт ДжемалдинЯндиев. Не жили десятки семей Цицкиевых, Цуровых, Матиевых и других.
Но чтобы уж вовсе не оставить в стороне от Балты ингушей- коренных жителей села, историк пишет, что “Судьба этого населенного пункта складывалась драматично. Он подвергался частым набегам со стороны жителей селений сопредельных с Осетией террито¬рий, а в 1918 г. был полностью разгромлен и сожжен. Часть населения перешла на новое место жительства у северо-восточных окрестностей Беслана и основала с. Новый Батако”.
Кстати, зачем-то парламент Северной Осетии 7 мая 1996 г. переименовал Старый и Новый Батакоюрт в Старый и Новый Батако. Так что и основать они могли Батакоюрт, а не Батако.
Дачное. Цитата из Ф. Гутнова: “Месторасположение: Селение в Пригородном районе, на левом берегу р. Камбилеевка. Относится к Куртатскому сельскому поселению.
Возникновение: С. Дачное изначально было основано как хутор. История: В 1944 г. хутор был переименован в с. Дачное. Осенью 1992 г. экстремистские бандформирования напали на селение, таким образом, с. Дачное оказалось одним из центров ингушско-осетинского конфликта. Численность населения составляет 3851 человек”.
Вся история села отразилась в эти слова: “изначально было основано как хутор”. Кем и когда? Инопланетянами? Как называлось село до 1944 г. и почему оно стало именно Дачным называться? Кто ему дал такой топоним? Кто жил в этом хуторе до 1944 г.? Даже неясно, какие “экстремистские бандформирования напали на село осенью 1992 года? ”
Слова о Дачном как “одном из центров осетино-ингушского конфликта” представляют одну сторону нападающей, а другую – обороняющейся. Но если дотошный историк, не чета Ф. Гутнову, докопается до статистики примерно 1990 г., то увидит, что 95% жителей села были ингуши. Тогда выходит, что не ингуши нападали: не могли же они нападать на самих себя, на своих сородичей!
И второе. Как это нападавшие на село “ингушские экстремистские бандформирования” уничтожили, разграбили все до единого ингушские же дома в Дачном? И это не считая десятки убитых ингушей – и ни одного другой национальности из того же Дачного.
Дотошный историк докопается и до того, что село было основано представителями ингушской фамилии Яндиевых еще во второй половине 19 века, и оно обозначено на картах того времени и позднее вплоть до 1944 г. как село или хутор Яндиево. И в 1944 г., после того, как оттуда выслали всех ингушей, оно получило наименование “Дачное” в честь благодетеля Берия, для которого здесь и был построена дача, получившая печальную славу для любого горца, имеющего гордость. Для главного палача страны даже русло реки Камбилеевка подвели прямо к даче и пустили дальше. И сегодня для Осетии память о Берии важнее нейтрального Яндиева. Но тут дело национального вкуса…
В общем, одни загадки. Несведущий читатель так ничего и не поймет. На это и рассчитана история по Ф. Гутнову. Главное, что село – “осетинское”, как обозначено в названии книги.
Донгарон. Цитата из Ф. Гутнова: “Месторасположение:Селение в Пригородном районе, между селениями Куртат и Чермен. Явля¬ется административным центром Донгаронского сельского поселения.История:Донгарон в переводе с осет. букв, «на берегу реки», «у реки».В 1992 г. во время ингушско-осетинского конфликта с. Донгарон, как и еще несколько населенных пунктов Пригородного района РСО-А, атаковали и захватили экстремистские бандформирования. В результате кровопролитных боев селение было освобождено”. Здесь также ложь от начала и до конца. Во всем, кроме топонимии села. Оно действительно обозначает ” у реки” в переводе с осетинского. А что село до 1944 г. называлось Цороево – Цхьорой -юрт по ингушской фамилии основателей Цороевых, заложивших его во второй половине 19 века, автор сознательно опустил. Невыгодно. Какое же “осетинское” село, если его основали ингуши?
Говоря о том, что “В 1992 г. во время ингушско-осетинского конфликта с. Донгарон, атаковали и захватили экстремистские бандформирования. В результате кровопролитных боев селение было освобождено”, совсем заврался Ф. Гутнов. Ни один ингуш не стрелял в те дни даже в ответ на выстрелы со стороны осетинских бандформирований. Так они договорились между собой. Но это их не спасло. Никаких кровопролитных и иных боев здесь не было, и нечего было освобождать. И это известно всем. Но местная власть не могла допустить такого мирного исхода. Ингуши вынуждены были покинуть село. И в феврале 1993 г., через три месяца после конфликта, глава администрации сел Куртат, Дачное и Донгарон ( в те годы Донгарон входил в состав Куртатского сельсовета)Хасан Тохтиевприехал в село и пристыдил донгаронцев за то, что ингушские дома всёеще целые. Все ингушские дома были разграблены предварительно, а потом и подожжены! “Уравняли в правах” с другими ингушскими сёлами.
Ир. Цитата из Ф. Гутнова: “Месторасположение:Селение в Пригородном районе, рядом с с. Октябрьское.Численность населения: около 4000 человек”. Какой-то призрак, а не село. И кто его основал даже не указано. Наверно, не нашелся очередной “ДзаугБугулов”. И это при четырехтысячном населении! И это после изгнания оттуда огнем и мечом всех до единого ингушей в 1992 году. И это о селе, которое до сих пор остается закрытым для возвращения ингушам, и открытым для поселения иностранных граждан из Южной Осетии и других регионов Грузии. Здесь профессор даже забыл упомянуть о нападении “экстремистских бандформирований”, которые, конечно, разрушили дома своих соплеменников и убили несколько десятков человек из их же числа.
Почему -то не упомянул о том, что раньше село называлось Новый Джейрах, и основали его в 1923 году выходцы из Джейраха–Цуровы, Льяновы и другие. Не упомянул Ф. Гутнов, что в 1944 г. оно было переименовано в Нижнее Камбилеевское, и относилось к Камбилеевскому сельсовету. Не упомянул и том, что26 октября 1999 г. Постановлением Парламента Республики Северная Осетия – Алания №84/6 селение Камбилеевское Пригородного района преобразовано в два самостоятельных населенных пункта: Камбилеевское и Ир. До этого акта два селения компактного проживания ингушей Камбилеевское (ГIалгIай-юрт) и Верхнее Камбилеевское (Новый Джейрах) имели единую администрацию.
Камбилеевское. Цитата из Ф. Гутнова: “Месторасположение:Селение в Пригородном районе, между селениями Октябрьское и Куртат.Возникновение:Основано в 1770 г. Название получило благодаря р. Камбилеевка, протекаю¬щей в селении.История:
Во время ингушско-осетинского конфликта 1992 г. с. Камбилеевское стало одним из объектов нападения экстремистских бандформирований. Селение было атаковано 10 танками, 5 БТРами и более чем 100 вооруженными людьми. В результате ожесточенных боев нападавшие и были выбиты_из селения.Численность населения: около 8000 человек”.
Ложь на лжи. Начиная с года основания -1770. Основан, конечно, позже, – в 19 веке ингушами. Название действительно дано по реке Камбилеевке, протекающей в селе, но в 1944 году, после депортации ингушей из села Галгай-юрт, каковым оно называлось со времени основания. Бред о 10 танках, 5 БТРах и более сотни вооруженных людей просто -напросто переписан из брошюрок осетинских авторов типа Туаллагова, Дзарахохова начала 90-х годов, когда надо было придать героизм действиям незаконных вооруженных формирований Северной Осетии, сражавшихся с мирным населением. Ни один танк со стороны “нападавших”так и не был обнаружен или уничтожен, иначе он стоял бы до сих пор как памятник по примеру так и не убранного в Цхинвали с 2008 г., и его бы показали на фото или кинокадрах. Или они с воздуха падали и в воздух взлетели после боев. Ни в Чермене, ни в Дачном, Донгароне, Куртате не обнаружили танки. А попасть в Камбилеевское минуя эти села они не могли, если, конечно, они не из числа летающих танков. Хотя сейчас военная техника так развита, что могли и танки сами летать в 1992 году.
Но Ф. Гутнов сугубо гражданский человек, и потому не разбирается в элементарных военных делах. Простительно. Раз он и другие мирные процессы и явления описывает не утруждая себя изучением первоисточников и самих фактов, то военные дела и подавно не стал проверять. Пипл все схавает, как говорится. Тем более, что ложь идет сверху, а Ф. Гутнов только переписал нужные ему места и подкрепил ложь своим ученым званием. Видно, лавры своего учителя М. Блиева, побившего рекорды лжи для ученого ему не давали покоя.
Карца.(Поселок). Цитата из Ф. Гутнова. “Месторасположение:Микрорайон г. Владикавказ; ранее — поселок в составе Пригородного района.Возникновение:С. Карца основано во второй половине XVIII в. переселенцами из с. ГорноеКарцаКуртатинского ущелья.В 1781 г. в этих местах побывал капитан российской армии Л. Штедер; он даже заночевал у одного из куртатинских «старшин» по имени Татта, «богатого человека. Это местечко живет обособленно… имеет хорошие пастбища и стада». Недалеко от с. КарцаШтедер отметил «развалины Осетинского подворья» — своего рода центра Осетинской духовной комиссии, начавшую свою миссионер¬скую деятельность в 40-х гг. XVIII в.В 1808 г. в селении останавливался Ю. Клапрот, по данным которого здесь насчитывалось 120 дворов.Наиболее раннее известное нам свидетельство о жителях селения относится к 20 апреля 1784 г. Этим числом датировано письмо Павлу Потемкину от не¬скольких куртатинцев из с. Карца, в числе коих были ХадарХабалов, Або Караев и ДжаттоКулаев. С несколькими отчаянными земляками они весной указанного года попытались основать новое поселение недалеко от священной рощи Хетага. Переселенцы относились к достаточно зажиточным крестьянам: у них был «ра¬бочий скот 25 быков и 14 лошадей, плуги и топоры», а также 6 ружей. Но из-за давления соседних владельцев смельчаки вынуждены были вернуться в с. Карца.
В 1992 г. в результате ингушско-осетинского конфликта пос. Карца был фактически полностью разрушен экстремистскими бандформированиями.
В 2000-хгодах около поселка построили воинскую часть — дома для офицерс¬кого состава и казармы для военнослужащих 58-й армии МО РФ, дислоцированной в Северной Осетии.
Памятники истории и архитектуры:
Башня (руинирована).
Ганах (руинирован, рядом с усадьбой Плиевых).
Сказать, что Ф. Гутнов все перепутал, звучит слишком мягко. Иногда кажется, что доктор наук это делает по заданию спецслужб. В советские времена в доступные карты местности специально вносили сумятицу, чтобы враги и шпионы иностранных разведок не могли сориентироваться по карте. Это приходит в голову, когда читаешь главку о поселке Карца. Всё перепутал профессор. Сознательно?
Микрорайон г. Владикавказ под названием Карца и посёлок Карца, основанный во второй половине XVIII в. переселенцами из с. ГорноеКарцаКуртатинского ущелья, это как говорят в Одессе, две большие разницы. В 1944 г. так называемыепереселенцы просто изменили название ингушского села Шолхи на “своё”Карца. Об этом говорит и Указ Президиума Верховного Совета РСФСР, подготовленный по просьбе Северной Осетии. И до 1965 г. Шолхи называлось п. Карца. В том году центр Пригородного района Карца стал называться по указу Президиума ВС РФ селением Октябрьским. А название Карца перенесли на образованный рядом поселок, потом уже перешедший в административное подчинение Орджоникидзе. Чтобы снизить процент ингушей в Пригородном районе. Ингуши назвали и до сих пор называют его Планаш, т.е. Планы. Здесь стали планировать выдачу земельных участков тем ингушам, которых во время возвращения из депортации в 1957-1960 гг. не пустили в свои дома в г. Орджоникидзе и в населенных пунктах оставшегося в составе Северной Осетии Пригородного района.Сегодня официально он называется микрорайон №1 г. Владикавказа. А в устной речи он называется Карца.
И как это “ранее — поселок в составе Пригородного района” оказался в Куртатинском ущелье”, раз Карцанаходится на юго-востоке от Алагира? Если по своему физическому состоянию Ф. Гутнов не мог сам видеть, то хоть бы посмотрел изданный в 2010 г. «Атлас Республики Северная Осетия- Алания». Кстати, в этом же «Атласе» пригородом Владикавказа указан микрорайон «Карца», а не находящийся в Куртатинском ущелье аул пол тем же названием. Теперь, чтобы не опозорить доктора наук, надо соединить Алагирский район и Владикавказ, хотя бы на карте.
Ф. Гутнови дальше рассказывает историю горного осетинского селения КарцаКуртатинского ущелья. Какое “дореволюционное Карца”, когда Карца, расположенное близ Владикавказа, основано в 1957 г.? Многие свидетели этого процесса еще живы. Да и подтверждающие документы найти не сложно.
Какие там “памятники истории и архитектуры: Башня (руинирована), Ганах (руинирован, рядом с усадьбой Плиевых)”?Где он их видел в микрорайоне “Карца”?
Не будем дальше цитировать и разбирать опус ученого о горном селении Карца, так как он не имеет никакого отношения к микрорайону г. Владикавказа. Это всё равно, что говоря о селе Киевское под Моздоком, дать историю г. Киева как историю моздокского “осетинского” села, которому дали это название переселившиеся сюда из-под Киева казаки.
Не выдерживает критики и другая дежурная фраза изФ. Гутнова: “В 1992 г. в результате ингушско-осетинского конфликта пос. Карца был фактически полностью разрушен экстремистскими бандформированиями.” Всем известна фотография пос. Карца 1992 г. с воротами, на которых мелом выведено “Здесь живут русские”, “Здесь живут осетины”. Неужели это писали для ингушских “экстремистских бандформирований?” Ясно, что надписи делались для того, чтобы эти дома не трогали незаконные осетинские военные формирования, как свои. Так и вышло. В Карца не пострадали именно неингушские дома. Странные ингушские “экстремистские бандформирования?”, уничтожавшие ингушские дома и полностью разрушившие ингушский поселок. А об убитых и говорить нечего.
“В 2000-хгодах около поселка построили воинскую часть — дома для офицерс¬кого состава и казармы для военнослужащих 58-й армии МО РФ, дислоцированной в Северной Осетии”, -пишет далее историк Ф. Гутнов. Тоже неверная информация. Военный городок, примыкающий к “Карца”-микрорайону существовал задолго до 2000-х годов. И все его знали под названием “Спутник”. И в первые дни ноября 1992 г. этот военный гарнизон сильно помог ингушам, проживавшим в Карца: здесь они скрывались под защитой российских военнослужащих от желания расправиться со стороны незаконных вооруженных формирований Северной Осетии. И отсюда под охраной российских военных из вывезли в Ингушетию. В названных автором годах “Спутник” значительно расширили, пристроив к нему несколько массивных многоэтажных зданий.
И чтобы окончательно «запутать врагов-шпионов», Ф. Гутнов далее описывает историю древнего действительно осетинского действительного Карца Верхний, распложенного в Куртатинском ущелье. И от Владикавказа он отдален на 50 км. И живет в нем всего-то 46 чел. И Ф. Гутнов частично переписывает историю, только что озвученную в отношении Микрорайона №1 -“Карца, относящегося к столице РСО. Как говорится, “Где Кура, где мой дом?”
И интересно, как это «ингушские бандформирования» напали на КарцаАлагирского ущелья? Кто пропустил?
И почему в своей книге «Века и люди»: Из истории осетинскихфамилий — Владикавказ: Ир, 2004. Вып.2» Гутнов не пишет о том, что «ингушские бандформирования» напали на Карца. Излагая историю Карца в книге «Осетинские села» не указывает, что он расположен в Куртатинском ущелье, не пишет, что оно никакого отношения не имеет к микрорайону «Карца». Что читателю остается, кроме как подумать, что ингуши напали на горное Карца.А может, они после 2004 г. напали? Даже осетинская история пока не зафиксировала такой факт. Странно! И чем не тема для историков типа Туаллагов, Дзидзоев и иже с ними.
Комгарон. Цитата из Ф. Гутнова:”Месторасположение:Селение в Пригородном районе, рядом с с. Сунжа. Возникновение:Комгарон в переводе с осет. букв, «в конце ущелья», (ком — «ущелье» + карон —«конец»). Существует два селения Комгарон — Верхний и Нижний.Селение основано в 1861 г. как ст. Акиюртовская. Она относилась к четвер¬тому участку Владикавказского округа, входящего во Владикавказский казачий полк. Здесь поселились казакиГорско-Моздокского полка и линейного Терского казачества, которые состояли из жителей Курской губернии, приписанных к казачьему сословию. Акиюртовскую станицу впоследствии переименовали в Воронцово-Дашковскую, в которой проживало 190 казачьих семей. В годы гражданской войны казаков репрессировали, и на этих землях поселились ингуши.История:В 40-е годы XX в., после депортации ингушского населения, сюда направили переселенцев из Южной Осетии. Тогда же и возникло нынешнее название населенного пункта Комгарон. Оно было названо так первыми переселенцами, потому что расположено у острогов лесистого хребта, которые образуют ущелье — «ком» (осет.).В с. Комгарон был создан колхоз им. Булганина. К югу от селения расположен Учебный центр Северо-Кавказского института ВВ МВД РФ.
Историки обычно дружат с топонимикой и лингвистикой, так как эти науки иногда точно определяют многое из спорных моментов. Ф. Гутнов, видно, забыл об этой прописной истине. Никогда не мог подумать, что казаки, основали его “в 1861 г. как ст. Акиюртовская”.С каких это пор казаки стали называть свои населённые пункты применяя приставку тюркского происхождения – “юрт”? Даже сами осетины в некоторых селах убрали приставки “юрт” к старому и новому Батако в Правобережном районе. А казакам зачем нужно было давать приставку “юрт”? И тем более в 1861 г.
Видимо, забыв о написанном им же в статье о Комгароне, в другой статье – о селении Сунжа- Ф. Гутнов пишет, что Комгарон называлось изначально ст. Фельд¬маршальской. Таким образом, Комгарон имел, по Ф. Гутнову, три “казачьих” названия – Акиюртовская, Воронцово-Дашковская и Фельмаршальская. Это не считая ингушского Товзен-юрт. Теперь точно можно считать, что врагов -шпионов запутал он основательно.А своих читателей запутать – дело плевое. Это как раз в русле требований времени.
Ларчик то просто открывается. Село было основано ингушами в 18 веке, но в ходе казачьей чересполосицы 1850-1860-х гг. ингушей изгнали из с. Товзен-юрт и заселили казаками.
Вот оно и стало Воронцово -Дашковской станицей. В годы гражданской войны, по решению съезда народов Терека казаков переселили в Ставропольский край, а ингушам вернули их населенный пункт, который и существовал под названием Товзен-юрт до 1944 г. Вернули ингушей, а не поселили. Заселившиеся туда из горных районов Северной и Южной Осетий осетины и дали ему название Комгарон. И в 1957 г. сюда, как и в с. Сунжа, не пустили ни одну ингушскую семью, вернувшуюся из депортации.
“К югу от селения расположен Учебный центр Северо-Кавказского института ВВ МВД РФ”, – пишет автор. И это редкая крупица правды Ф.Гутнова. Но опять недосказанная до конца.Практически во всех своих материалах об ингушских селах Ф. Гутнов пишет, что “экстремистские бандформирования” напали на то или иное село. И, конечно, это ингушские этнические “соединения”. Комгарону повезло,- там не жили в 1992 г. ингуши, потому и не напали и не уничтожали ингушские дома. Но ведь на тот самый Учебный центр Северо-Кавказского института ВВ МВД РФ в Комгароне напали в первые дни конфликта, захватили оружие, убив при этом российских военнослужащих -курсантов. Об этом ни слова у Ф. Гутнова. Зачем писать такое, не правда ли?
И в качестве местных достопримечательностей приводятся два памятника: И. В. Сталину и К. Л. Хетагурову.
Куртат. Цитата из Ф. Гутнова: “Месторасположение:Селение в Пригородном районе, в долине р. Камбилеевка. Административ¬ный центр Куртатского сельского поселения.Возникновение:Название селению дали его первые жители, переселившиеся сюда в 1944 г. из Куртатинского ущелья. Ими стали 24 двора временнопроживающих из с. Ногкау:(далее идет список, -Авт,). Памятники истории и архитектуры:Памятник И. В. Сталину.Численность населения: 3183 человека (2010 г.)”
Куртату Пригородного района повезлобольше. По примеру Карца-Микрорайона г. Владикавказа, ему Ф. Гутнов не стал приписывать историю горного Куртата, откуда жители “перенесли” название своего ущелья на село Гадаборшево, как оно называлось по ингушской фамилии одного из основателей во второй половине 19 века и до 1944 г. Об основателях села писали еще в газете “Терские ведомости” в 1911 г. Отсюда ушел на первую мировую войну в составе “Дикой дивизии” кавалер Георгиевских крестов ХизирОрцханов, который в 1918-1920 г. был командиром Ингушской Красной Армии и очищал г. Владикавказ от белогвардейщины и бичераховцев. Здесь он жил, когда его назначили командиром партизанского отряда Пригородного района в 1942 году. Отсюда его депортировали в 1944 г. и не разрешили вернуться и жить в своем родном доме в Гадаборшеве, ставшем Куртатом. И осетинские переселенцы никак не могли быть первыми жителями села, давшими ему свое название в 1944 г. О нем писали те же “Терские ведомости” в 1911 г. Здесь жил до 1944 г. член ЦИК СССР СонталБузуркиев, который встречался со И. В. Сталиным. И его семью не пустили в свой дом в 1957 г. В их и другие готовые дома ингушей со всеми постройками, хозяйством и живностью заселились названые 24 осетинские семьи из с. Ногкау, а не на пустые площади, основав село и дав ему название Куртат. С 1957 г. сюда и стали возвращаться ранее проживавшие здесь ингуши.
И к 1992 г. население Куртата состояло примерно из 75% ингушей и 25% осетин. Сегодня здесь обратная пропорция. Это было мирное и добровольное изменение демографической ситуации в селе.
Обо всем этом не пишет Ф. Гутнов. И нам ясно почему.
Странно, что на Куртат не напали, по версии Ф. Гутнова, “экстремистские бандформирования”, которых потом “выбили”. И первые жертвы ингушских мирных граждан были из этого села, и все (!) ингушские дома были разрушены, а осетинских -два, и то случайными выстрелами снарядов, пущенных осетинскими бандформированиями. Дома сами разграбились, разрушились и сгорели?
И что за памятник И. Сталину стоит в Куртате? Отштампованные бюсты “вождя всех народов” вряд ли стоит называть памятниками истории и архитектуры. Это звучит как оскорбление в отношении настоящих произведений искусства. Хотя, доктор исторических наук, пишущий труды с такими грубыми и безграмотными ляпами, как книга “Осетинские села” и может позволить себе такой примитивный подход в отношении искусства. Тут дело вкуса и профессионализма.
Ларс. Цитата из Ф. Гутнова:”Месторасположение:Селение в Дарьяльском ущелье, на левом берегу р. Терек.Возникновение:Существовало два селения Ларс: Верхний и Нижний, которые входят в сос¬тав Владикавказа. Точное время возникновения аула Ларс установить не удается.
Далее Ф. Гутнов рассказывает длинную историю села Ларс, взяв ее из своей же книги 2004 года «Века и люди». Не будем ее пересказывать. О том, как доктор истории свободно обходится с фактами истории и этого села, красноречиво говорит одно предложение: «В ауле, у входа в Дарьяльское ущелье, останавливались и члены посольства начала XVII в. Покинув Ларс 3 августа 1604 г., они уже в первый же свой ночлег столкнулись с опасностью: «Приходили, государь, на нас на первом ста¬ну в ночи горские люди с вогненным боем», т. е. с ружьями». И дальше, заметим, пишет: «Очевидно, имелся в виду какой-то отряд осетинских феодалов». То есть, раз горцы, то это могли быть только осетины!
Описывая жилища феодалов Ларса, Ф. Гутнов зачем-то приводит «свидетельства отставного генерала М. Дударова по аулу Джейрах»:«Аул Джерах… смотрю, еще выше над аулом, так, пожалуй, с пол версты, на небольшой площадке виднелся хорошенький домик с зеленой крышей, вы¬строенный в европейском вкусе. Издалека он казался белым гнездышком. Я знаю,- это домик отставного генерала Дударова… Кругом домика виднелся красивый зеленый лужок, в противоположность общей неприветливой скалистой почве лужок этот приятно веселил взор».
Памятники истории и архитектуры:
Сильно руинированное селение, южнее которого на холме над селом видны руины сторожевой башни.
Башня Дударовых (в 1 км. к северу от селения; возведена на скале, нависшей над Военно-Грузинской дорогой).
И численность населения не указана. Что помешало? Наверно, их тоже изгнали некие «бандфомирования» соседей.
Майское. Цитата из Ф. Гутнова: Месторасположение:Селение в Пригородном районе, на границе с Ингушетией. Административ¬ный центр Майского сельского поселения.История возникновения:Изначально это был поселок для рабочих Черменского консервного завода, к строительству которого приступили в 1930-е годы XX в.В самостоятельный населенный пункт селение Майское выделили в 1963 г.Численность населения: 6780 человек (2014 г.)
Конечно, в 30-х годах ХХ века здесь не мог быть”поселок для рабочих Черменского консервного завода”, так как топоним имени осетинского героя Чермена в Осетии появился только в 1944 г., после депортации ингушей. То ли раньше о нем Осетии не знали, то ли лишь с изгнанием ингушей поняли значимость Чермена в истории осетинского народа. Действительно, с 30-х годов здесь существовал поселок рабочих Базоркинского, а не Черменского консервного завода. В этом селе был построен консервный завод, входивший в состав села Базоркино, ставшего в 1944 г. Черменом, соответственно и поселок стал Черменским.
И в конце 50-х годов здесь стали селиться вернувшиеся из ссылки ингушские семьи, которым не разрешили жить в своих домах или на новых землях в родовом селе. И тогда в 1963 г. разросшийся поселок был выделен в отдельную административную единицу.
И приписать вторжение в 1992 г. в Майское “вооруженных экстремистских сил” Ф. Гутнову не удалось. Это было единственное село, не понесшее массовых разрушений и убийств мирных граждан. И то только потому, что шедшие впереди осетинских вооруженных бандформирований российские вооруженные силы остановились у печально знаменитого Черменского круга, увидев вышедших им навстречу русских женщин и мужчин, десятилетиями живших здесь. Они просили войска не разрушать их дома по примеру других ингушских сел Пригородного района и г. Владикавказа. И военные не тронули село. Остановились. И это спасло село от участи 16 подобных населенных пунктов.
Не знаю почему, но Ф. Гутнов в многостраничной книге вовсе не упомянул пос. НовыйПригородного района. Может, потому, что написать, что первыми поселенцами этого села были осетины, он не мог в виду того, что живы и здравствуют те, кто вынужденно “основал” это село в 2002 году. Хотя, одной ложью больше, одной меньше для такого обилия лживых историй, не такая уж и беда.
Подменила же Осетия при помощи таких же ученых с высокими регалиями фамилию князя Потемкина, подписавшего документ об основании крепости Владикавказской, фамилией ДзаугаБугулова, даже не как “основавшего” село Дзауджикау, а основателя самого города Владикавказ, и установила памятник наподобие Петра Первого, указавшего “здесь будет город заложён Назло надменному соседу!” Разве что на коня не посадили. Вероятно, кавдасард – беглец из осетинского села не мог на коне перейти через бурный Терек и поселиться в ингушском селении Заурово, так как рабы не имели коней по причине своей бедности.
Или нехотелось писать, что первыми поселенцами Нового стали ингуши, которых не пустили домой после этнической чистки 1992 г. в свои закрытые для них по национальному признаку села Пригородного района и г. Владикавказа?Недумается, что это добавило негатива бы к “интернациональному” облику Северной Осетии.Сейчас такое деяние в стране не наказуемо. Иначе бы оно не было образовано при таких явно антиконституционных действиях руководства Северной Осетии.
Пос. Новый создавался для расселения вынужденных переселенцев ингушской национальности, живущих в городке беженцев в с.Майское. Им не разрешили вернуться в места своего прежнего постоянного проживания: н.п. Чернореченское, Терк, Южный, Октябрьское, Владикавказ, Ир и др.
28 ноября 2003 г. на окраине с. Майское рядом с федеральной трассой «Ростов-Баку» северо-осетинскими властями, с целью открыть новый населенный пункт для ингушей, которым запрещен въезд в свои населенные пункты, установлены первые вагончики вынужденных переселенцев из городка беженцев с.Майского.
15 октября 2003 г. Распоряжением администрации местного самоуправления Пригородного района функции административного руководства по создаваемому пос.Новый возложены на администрацию с.Чермен.
В январе 2006 г. здесь установлены новые 25 вагончиков вынужденных переселенцев.Сегодня в нем проживают около 2000 ингушей.
Попов хутор (поселок). Цитата из Ф. Гутнова: “Месторасположение:Поселок в 3-х км. к юго-западу от г. Владикавказ.Возникновение:В 1995 г. в рамках специальной программы для беженцев и вынужденных переселенцев из числа казаков, покинувших свои дома в Чечне и Ингушетии, был построен Попов хутор. Сначала сюда переселились 10 семей из Чечни и 3 семьи и Ингушетии, но вскоре количество поселившихся здесь семей возросло до 37.Численность населения: 250 человек.”
В качестве более древней истории хутора Ф. Гутнов обозначает “древнейшую на территории Северной Осетии стоянку человека (около 150 тыс. лет назад), принадлежавшую Ашельской культуре. Ее носителями были неандертальцы”. Хорошо хоть, что не аланы-осетины…
Писать о том, что хутор основали в 1912 году 42 горца -ингуша из Мецхальского общества Назрановского округа, купившие у помещика П. Я. Попова 675 десятин земли под Владикавказом, видимо, не позволила задуманная концепция истории “осетинских сел”. На 1992 год там проживало одно ингушское население в количестве всего 13 семей. И оно было изгнано, вероятно, после нападения “экстремистских бандформирований”, странным образом прошедших через весь Владикавказ из Ингушетии. И все ингушские дома были разрушены. И прав Ф. Гутнов только в том, что в 1995 г. здесь поселили 10 семей из Чечни и 3 семьи из Ингушетии, названных формально казачьими. В ходе разыгрываемой Северной Осетией в русле антиингушской “казачьей карты” все русские семьи тогда обозначались как казачьи. Заявив, что Попов хутор основали в 1995 г. Ф. Гутнов омолодил поселение на 83 года! Видно, не было среди этих 13 семей из Чечни и Ингушетии в 1995 г. никого с фамилией Попов, чтобы Ф.Гутнов мог назвать её семьёй, давшей название селу. И села с таким названием не нашлось у переселенцев 1995 г. на их прежнем месте жительства, чтобы по примеру Куртата, Карца и др. перенести на новое место родной топоним. Вот и получилось “неизвестное” для историка происхождение названия села. А как это могли не зафиксировать документально название нового поселка в 1995 году, уму непостижимо. Названия селений Ир, Новый Пригородного района, Старый и Новый БатакоПравобережного района же зафиксированы соответствующими нормативными актами парламента Северной Осетии.
Редант (поселок) Цитата из Ф. Гутнова: Месторасположение:Поселок у южных окрестностей г. Владикавказа, на левом берегу р. Терек. Входит в состав г. Владикавказ.Возникновение:Название Редант происходит от русского «редут».Ранее существовало два Реданта: Верхний и Нижний.В 1793 г. в районе современного пос. Редант на возвышенном месте возвели редут, укрепленный палисадом с бойницами и снабженный одним орудием. Местное население территорию, на которой был возведен редут, называла Фет- хуыз — по названию горы, у подножия которой расположился редут. Появление последнего связано со строительством линии укреплений от Моздока до Дарьяла.Транспортные пути:Через пос. Редант проходит Военно-Грузинская дорога.Расстояние от Владикавказа: 1 км”.
Прямо поселок -призрак. Ни кто основал, ни кто жил, ни сколько сегодня проживает человек, не сказано. Да и слово редут не русское, а французское. И что за “местное население”, которое называет территорию Фетхуз? Почему не написать, что Фетхуз – это осетинское слово. Кто поспорит? И с кем? Даже если и гора по-осетински “хох”.
Не приходилось слышать, чтобы прилегающую местность называли по имени горы. Разве, что когда официально давалось название. Может быть, это исключение из правил…
В общем, и здесь ни слова о проживавших здесь более двух веков ингушах. И даже об осетинах ни слова. Осетинское же село, раз вошло в книгу под названием “Осетинские села”! Получаются, по Гутнову, какие-то космополиты.
Нет в книге и ссылки на принятое в 1996 г. постановление о так называемой водоохранной зоне, согласно которой возвращение ингушей в это село было запрещено и этот запрет соблюдается.
Недавно в прессе промелькнуло сообщение о том, что кто-то из местного населения осквернил ингушское кладбище в Реденте. На месте – в с. Редант – встретились министры по делам национальностей Северной Осетии и Ингушетии и разбирались с инцидентом. Если там не жили ингуши, то каким образом галгаи организовали в селе большое кладбище с многовековыми захоронениями? Министру РСО-А СослануХадикову нужно было бы просто возмутиться вторжением ингушского министра У. Евлоева по поводу в местность Фет-хуыз: “Вас, ингушей, здесь не стояло!” Не порядок.
Сунжа(селение). Цитата из Ф. Гутнова:Месторасположение:Селение в Пригородном районе, на левом берегу р. Сунжа.Возникновение:Основано в 1859 г. как станица Сунженская.Общеизвестно, что территория расселения алан-осетин с древнейших вре-мен до XVII в. простиралась с Приуралья до предгорий Центрального Кавказа. Однако после татаро-монгольского нашествия и разорительных походов Тимура раннефеодальное аланское государство распалось, его земли отошли к адыгским и ногайским кочевым племенам, которые контролировали их вплоть до XVII в., лишая алан возможности расселяться на них.В XVII—XVIII вв., особенно в первой половине XIX в., когда Северный Кавказ оказался в сфере влияния России и вошел в ее состав, царское прави¬тельство из-за сепаратистских выступлений кабардино-адыгских феодалов стало отбирать их земли и оттеснило их из районов рек Терек, Камбилеевка, Сунжа, Урухидр.
Освободившиеся земли заселялись казаками. В первой половине XIX в. каза¬чьи станицы появились на территории нынешнего Пригородного района РСО-А. В верховьях рек Сунжа и Камбилеевка основали станицы Сунженская,Фельд¬маршальская (с. Комгарон), Тарская и др”.
И здесь автор сместил во времени и пространстве разные явления. На этот раз просто вычеркнул несколько столетий, и “на машине времени”, как в фильме “Иван Васильевич меняет профессию”, перенёс нас уже не назад, а вперед! Оказывается, в первой половине XIX в. “царское прави¬тельство из-за сепаратистских выступлений кабардино-адыгских феодалов стало отбирать их земли и оттеснило их из районов рек Терек, Камбилеевка, Сунжа, Урухидр.Освободившиеся земли заселялись казаками. В первой половине XIX в. каза¬чьи станицы появились на территории нынешнего Пригородного района РСО-А. В верховьях рек Сунжа и Камбилеевка основали станицы Сунженская, Фельд¬маршальская (с. Комгарон), Тарская и др”.
До сих пор все российские и даже некоторые осетинские историки писали, что в 50-60-х годах царское правительство отбирало земли у ингушей и поселяло на них казаков, образовав таким образом так называемую “казачью чересполосицу”.
“Славная история ст. Сунженской закончилась печально. В 1918 г. казачье население было выселено, а станица заселена ингушами с присвоением нового названия Акки-юрт. В 1944 г., после депортации ингушского населения с Кавказа, селение заселяется осетинами из Южной Осетии и получает название Сунжа”, – пишет дальше историк.
Не беда, что Ф. Гутнов путает название другого села Акки-юрт с Ахки-юртом. Этим грешат многие исследователи. Беда в том, что селение Ахки-юрт, называемое с 1944 г. селением Сунжа, было образовано еще в XVII веке ингушами во главе с Ахком (ЭжиАхк) Евлоевым. И имя было дано от основателя села Ахк. В 1859 г. ингушей оттуда изгнали, заселили казаками, в 1918-1920 гг. село вернули ингушам по решению правительства России и съезда народов Терека. Кстати, необходимость вернуть села их основателям, переселив казаков, произнес тот самый И. Сталин, памятники которым Ф. Гутнов “расставил” по многим селам. Да и Политбюро ЦК РКП (б) за подписью Ленина принял постановление, признающее «возвращение (подчеркнуто мной.-Авт.) горцам Северного Кавказа земель, отнятых у них (подчеркнуто мной. –Авт.) великорусами, за счет кулацкой части казачьего населения» (Известия ЦК КПСС. 1991.№3.С. 164).Куда уж яснее.
В 1944 г. ингушей выселили по приказу того же кумира нашего историка и туда заселили осетин из Южной Осетии. Заметим, не живших там с 1860-х по 1910-е годы казаков, в любви к которым так клянутся в Осетии с начала 90-х годов ХХ столетия, а южных осетин.
Возвращающихся из депортации ингушей в 1957-1958 гг. сперва в ограниченном количестве запустили в село Ахки-юрт (Сунжа), потом путем шантажа, угроз, создания искусственных препятствий и откровенного подкупа вынудили уйти. Таким образом, как и с. Товзен -юрт (Комгарон) в Сунже не смогла вновь прижиться ни одна ингушская семья.
Возможно, историк Ф. Гутнов “не знает” о широко известном ингушам примере братской помощи осетинскому народу в 1918 году.
В годы борьбы за Советскую власть, белоказаки захватили в заложники более 10 осетинских семей и требовали у красноармейцев пропустить их к своим деникинцам. Тогда командир ингушской сотни полковник Мусса Саутиев поставил ультиматум белоказакам, что если они не отпустят мирных осетин, то он разнесет станицу Сунженскую (ныне с.Сунжа). И длинная вереница подвод с целыми и невредимыми осетинскими семьями вышла из станицы. Рассказывают, что осетины брали в рот горсть земли и клялись ею, что никогда не забудут эту помощь ингушей. Не забыли…
Возможно, историк Ф. Гутнов “не знает” о другом примере диаметрально противоположного характера уже 1992 года.
Называя такую достопримечательность, как Дом культуры с. Сунжа, Гутнов не пишет о том,что здесь содержались сотни заложников из числа ингушей Пригородного района во время нападения “экстремистских бандформирований”. Судьба многих до сих пор – через 25 лет – неизвестна. Их видели, с ними беседовали в эти дни народные депутаты РФ, вице-премьер, генеральный прокурор России и другие официальные лица. Не нашлось тогда среди большого количества российских и осетинских генералов ни одного Мусы Саутиева. Возможно, были желающие спасти, но не хватило мужества. Честь офицера в эти дни и еще много лет оказалась теоретическим и историческим понятием. Примеров подобных – много. Но не об этом сейчас речь.
Далее автор пишет:«Ближайшая к г. Владикавказу ст. Сунженская Терского войска к началу ХХв. стала богатым, утопающим в садах поселением. Снабжала город зерном, фрук¬тами, овощами, хотя первоначально выполняла лишь пограничные функции в составе Сунженской линии, отделявшей горную часть Терской области от рав¬нины.
На 1914 г. в ст. Сунженской было 885 дворов, жило 5149 казаков и 637 пришлых».
Заодно Гутнов выдал и другой перл: «Привыкшие ложиться и вставать с оружием в руках, сунженцы не раз отличались и на полях сражений. На японской войне станичники потеряли уби¬тыми Карпа Деревщикова, Ефима Копанева и Артема Радченко, но и наград получили немало. Когда в 1913 г. казакам — Георгиевским кавалерам — вруча¬лась медаль в честь 300-летия Дома Романовых, то в Сунженской их оказалось 40 человек».
То ли «ложась с оружием в руках» они опасались нападения японцев на станицу, то ли во время русско-японской войны на них перестали нападать, что они, побросав семьи, ускакали на войну с японцами.
«Славная история ст. Сунженской закончилась печально,- пишет дальше профессор.- В 1918 г. казачье население было выселено, а станица заселена ингушами с присвоением нового названия Акки-юрт. В 1944 г., после депортации ингушского населения с Кавказа, селение заселяется осетинами из Южной Осетии и получает название Сунжа».
Да и называя «памятники архитектуры» упоминает Церковь святого преподобного Романа Сладкопевца», построенного в 2009 г. Не слышал, чтобы так быстро обычное ритуальное здание становилось памятником культуры.
НоГутнов Ф., к слову, только коснулся истории села Сунжа. О нем написана целая книга, на которую мы давали отдельную рецензию.
Тарское(селение). Цитата из Ф. Гутнова: “Месторасположение:Селение в Пригородном районе, в верховьях р. Камбилеевка.Возникновение:Образовано в 1861 г. как станица Тарская. Во многих исторических трудах годом основания ст. Тарской Терского казачьего войска указывается 1859-й.
История:
К ноябрю 1865 г. ст. Тарская насчитывала 233 двора, в которых было 1189 мужского населения, в том числе на строевой службе находились 8 урядников и 75 рядовых казаков. Станица входила во 2-й Владикавказский казачий полк вместе со станицами Камбилеевской, Сунженской, Аки-Юртовской, Алкунской, Галашевской и Фельдмаршальской.
В станице имелась церковь. Первоначально она была деревянная. Затем общими усилиями станичников, которые жертвовали на строительство деньги, продукты и стройматериалы, была сооружена новая каменная церковь Казан¬ской Божьей Матери. Ее освящение состоялось при большом скоплении народа и в присутствии областного начальства 22 октября 1890 г.
Просвещению и воспитанию станичников способствовала школа. В Тарской существовало одноклассное станичное училище. Все расходы на содержание учи¬лища брало на себя станичное общество и Терское казачье войско. В течение ряда лет заведующим училища был Андрей Яковлевич Семин, попечителем — уряд¬ник Федор Иванович Чмыхов, а преподавал в нем священник местной церкви Иосиф Мачавариани.
К 1917 г.. в станице проживало 2600 жителей, большинство казаков: из 400 дворов, лишь 11 были населены иногородними. При станице имелся осно¬ванный в 1867 г. хутор Тарский, насчитывающий 74 двора из 200 жителей.
В мае 1918 г. казаки во главе с белогвардейским генералом Деникиным потер¬пели поражение от красноармейцев и были переселены частично в район Пятигорья (Тарский хутор), частично — в Северный край.
В 1944 г. после депортации ингушей в Казахстан, станица была передана в состав Северо-Осетинской АССР и переименована в селение Тарское. Значи¬тельную часть новых жителей селения составили осетины-беженцы из Южной Осетии и горных районов Восточной Грузии.
В 1992 г. во время ингушко-осетинского конфликта с. Тарское было атакованоэкстремистскими бандформированиями».
Глава о Тарском настолько запутана Ф. Гутновым, что для разложения каждого ее лживого тезиса понадобится целое исследование. По-моему, он сам запутался в ней, что самостоятельно уже не сможет выпутаться. Понять автора даже с учетом логики обозначения всех сел в качестве осетинских невозможно.
Ну не знает Ф. Гутнов, что еще в 1770 году академик Российской академии наук И-А. Гильденштедт фиксирует большое количество ингушских селений у выхода с гор рек Терек и Сунжа. Селения сгруппированы в два округа, называемые Большие Ингуши с центром в с.Ангушт (ныне с.Тарское Пригородного района Северной Осетии) и Малые Ингуши с центром в с.Шолхи (ныне с.Октябрьское Пригородного района Северной Осетии). И тот же И-А. Гильденштедт пишет, что здесь 17-19 марта 1770 г. ингушские старшины подписали договор о добровольном вхождении Ингушетии в состав Российской империи. Подписали акт, вписанный в историю России и признанный всеми учеными впоследствии. А для ГутноваТарское образовано в 1861 г.!
Возьмем лишь несколько штрихов из книги Ф. Гутнова.
Если “Образовано в 1861 г. как станица Тарская”, то каким образом ей вернули в 1920 году историческое название “Ангушт”, от которого пошел русский этноним “ингуши”, происхождение которого подтверждается многими зарубежными, российскими и осетинскими исследователями?” И откуда выселяли ингушей в 1859-1860 гг. в 1944 г.?
Далее возьмем новую цитату из Ф. Гутнова: “14 августа 1860 г. начальник правого крыла Кавказской линии генерал Евдоки¬мов писал начальнику штаба Кавказской армии генералу Милютину: «Владикав¬казскую станицу я полагал бы выселить всю целиком будущею весною в Тарскую долину, переселив жителей последней на свободные земли в Малой Кабарде.Меру эту я считаю совершенно необходимою для обеспечения безопасности областного города Владикавказа. Поводом для переселения тарцев могут служить хищничества, бывшие в окрестностях Владикавказа в последнее время, и которые не могли быть произведены без содействия жителей Тарской долины».
Что за “жители последней”, выселяемые в 1860 г. “на свободные земли в Малой Кабарде”, если, по логике ученого, Тарская основана позже? За 5 лет до образования ст. Тарская там жили выселяемые пособники “хищничества” “в окрестностях Владикавказа”?. Ах да, пишет же Гутнов, что “Там имелись-жители, но аула, судя по документам тех времен, не существовало”.Это уже из области научных открытий в истории: есть жители, но нет аула. Это в то время, когда поселение из 5-10 дворов обозначалось как аул или хутор.
“Из 500 дворов, находившихся в Тарской долине, 300 семейна зиму размещены между назрановцами, а остальные возвратились на прежнее место жительства, где они имели свои земли. Назрановцы выставили бесплатно 800 подвод для перевозки иму¬щества переселенцев, размещаемых на зиму между ними», – опровергает себя же Ф. Гутнов.Если было 500 дворов, то как это не было аула? И зачем их – “космополитов” – расселяли между назрановцами? Другого места не нашлось, если это были не ингуши? И что стало с таким количеством неингушей, поселенных между “назрановцами”? И что за «переселение на зиму»? Это выражение обозначает переселение на зимний срок. А весной они куда делись? Или все-таки зимой переселились. «Русский язык такой богатый, я такой бедный»,- говорил персонаж Фрунзика Мкртчяна из фильма. Но герой великого артиста не был доктором наук, писавшим свои труды на русском.
“К ноябрю 1865 г. ст. Тарская насчитывала 233 двора, в которых было 1189 мужского населения”, – цитирует Ф. Гутнов.
В начале XVIII века в «Географии Грузии» ВахуштиБагратиони впервые упоминается ингушский аул Ангушт.
Надо тогда считать фальшивыми карты 17-19 века, на которых четко обозначены такие крупные поселения групп населенных пунктов под названием Большие и Малые Ингуши. Эти карты есть во многих коллекциях осетинских историков, не говоря уже о государственных архивах.
Ну не знает Гутнов, что в 1992 году ни один ингуш даже в целях самообороны не сделал ни одного выстрела в напавших на них боевиков незаконных вооруженных формирований Северной Осетии. Правда, это им не помогло. Их всех изгнали из села. Убитыми оказались десятки ингушей, разрушенными до основания все (!) дома ингушей. Ни один осетин не погиб, ни один их дом не пострадал. Таковы были итоги нападения «экстремистскихбандформирований»? Если ни один осетин не погиб, не ранен, ни один их дом не пострадал, то выходит, не ингуши напали на село? Тогда по методу исключения выходит, что на Тарское напали осетинские бандформирования. Это и есть правда. Выходит, Гутнов хотел сказать правду. В первый раз за всю книгу! Спасибо!
Хурикау(селение). Цитата из Гутнова Ф.: «Селение в Моздокском районе, недалеко от с. Кусово.Возникновение:Название Хурикау переводится с осет. букв, «солнечное селение». Точная дата и обстоятельства возникновения селения неизвестны».
Это вся информация по селению Хурикау. Не густо. Хотя село и немаленькое.
«Точная дата и обстоятельства возникновения селения неизвестны»,- пишет профессор. То ли не нашлось очередного мифического основателя, то ли лень было искать. И кто там живет не сказано.Просто призрак какой-то! Без даты основания, даже приблизительной, без обстоятельств возникновения.
Анаселенный пункт образован ингушами на границе с Кабардой и имело в народе кабардинское название «Кескем». До депортации оттуда ингушей в 1944 году назвалось Кескем и входило вначале в Ачалукский район Ингушской автономной области, затем в Пседахский район Чечено-Ингушетии. Рядом с ним был небольшой хутор под названием Лаксово, ныне называемую Кусово. И в обоих населенных пунктах жили и живут сегодня в основном ингуши, с перерывом в 13 лет нахождения в ссылке. И что означает слова «недалеко от с. Кусово»? А что за село Кусово, не говорит нам Ф. Гутнов. Эти два села (помимо ингушских сел Пригородного района) также остались в 1957 г. в составе Северной Осетии. Если первые оставили из-за близости к Владикавказу, то названные два села оставили, чтобы сделать коридор, соединяющий также переданный в 1944 г. Северной Осетии Моздокский район с остальной частью республики. Совсем простая история. Но оказалась не по зубам целому доктору наук!? Или не по нраву!
Чермен (селение) Цитата из Гутнова Ф.: «Селение в Пригородном районе. Административный центр Черменского сельского поселения.Возникновение:Образовано в 1844 г.Раньше селение называлось Базоркино, по имени первопоселенца — полковника русской армии М. Б. Базоркина.
История:В 1992г.во время ингушско-осетинского конфликта с. Чермен стало первым объектом нападения экстремистских бандформирований.
Знаменитые уроженцы:Караев Виталий Сергеевич (1962—2008) — являлся депутатом Парламента РСО-А, главой администрации местного самоуправления г. Владикавказ.
Основные фамилии:
Абаевы, Туаевы, Варзиевы, Караевы, Цаболовы, Цириховы и др».
Неизвестно, каким образом село в единственном числе удостоилось быть упомянутым Ф. Гутновымкак основанное М. Б. Базоркиным, правда, не указывая, что он был ингушом и основано как ингушское село, каковым и было до 1944 г. Зато указано, что село «стало первым объектом нападения экстремистских бандформирований».Основанное в 1844 г. село с нынешним населением в 9 тысяч человек, не удостоилось того, чтобы хоть в несколько строк рассказать его историю. Вся история села у Ф. Гутновавместилась в две строки о нападении «экстремистских бандформирований», национальная принадлежность которых впервые не указана, хотя во всех других случаях она указывалась. А ведь у села Базоркино очень богатая история. Не менее значимая чем история малых городов Осетии.
И в качестве знаменитых уроженцев села указан только убитый в ходе коррупционных разборок мэр Владикавказа Виталий Караев, сделавший все возможное, чтобы не пустить ингушей в свои подворья после 1992 года. Зато не нашлось в книге места даже знаменитому Герою Соцтруда неоднократному депутату Верховного Совета республики ТемирбиАлагову. И бюстКостав селе, и памятник жертвам «агрессии» не упомянул. Может, и не знает, где село находится…
Не хочу подробно анализировать описание Ф. Гутновым истории городов Владикавказ или Моздок.
Ничего нового. Те же заезженные пластинки о чисто осетинском происхождении и этих городов с обязательным вымарыванием ингушей, а по Моздоку и русских. Оказывается там извечно жили аланы (читай: осетины). И никто больше.
А то, что говоря о моздокской школе для горцев «забывает» назвать точное название решение Сената 1764 г. «О заведении при урочище Моздоке школы для осетинских и ингушских и прочих горских народов детей» и пишет: «русское правительство открыло в Моздрке в 1764 г. школу для осетинских детей…» А ведь верное название решения Сената дает даже вышедшая в 1995 г. во Владикавказе книга «Город Моздок: Исторический очерк», ответредактором которой выступил главный идеолог Северной Осетии и впоследствии директор НИИ АгубеКучиев. Выходит, наврали авторы этой книги.
Ясно. Если ингуши, судя по книге Ф. Гутнова, не жили нигде поблизости, то откуда набирать ингушских детей? Только осетинских и можно набирать.
Конъюнктурность работ Ф. Гутнова видна по нескольким примерам. Приведу только два.
В книге «Древо жизни: Заметки о фамилиях осетин. Владикавказ, 2006», на сс. 52-53 Гутнов Ф. пишет историю фамилии Бугуловых. И не упоминает ДзаугаБугулова – «основателя Владикавказа». Называет Алексея Бугулова – ученика осетинской школы в Моздоке.И в конце информации о Бугуловых пишет, что они «оставили след в истории населенных пунктов Осетии. В частности, в списках жителей основанного еще летом 1810 г. селения Иналово (позднее Хумалаг) отмечен Кузи Бугулов». Всего 2 человека. И ни слова о ДзаугеБугулове, «основавшем» Владикавказ. Но стоило появиться в 2007 г. на пл. Штыба памятнику ДзаугуБугулову, как основателю будущей столицы Северной Осетии, и Ф. Гутнов в своей вышедшей уже в 2012 году книге «Осетинские фамилии» дает обширную информацию о нем, как основателе Дзауджикау. То ли кто-то прояснил память, то ли пришлось поверить пропаганде.
Хорошо сразу накануне установления памятника сказала поэтесса Ирина Гуржибекова: «БугуловДзауг – великий иллюзионист, сумевший дом превратить в целый город так убедительно, что ему верят и через двести с лишним лет» (Ирина Гуржибекова. Опыт осетинско-российского словаря. Осетия. Свободный взгляд. 14 июня 2007 г.)
Ф. Гутнов и есть тот самый циркач.
В целом как-то неловко отсылать остепененного ученого к такому общеизвестному и общедоступному документу, как Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 22 мая 1944 г. утвердивший представление Президиума Верховного Совета СО АССР «О переименовании перешедших к Северной Осетии от ликвидированной Чечено-Ингушетии сельских советов и населенных пунктов:
Сельсовет Галгай –Новый Джейрах – в Нижнее –Камбилеевский;
Селение Галгай – в Нижнее-Камбилеевское, Новый Джейрах – в Верхне-Камбилеевское;
Шолхинский сельсовет – в Карцевский, село Шолхи – в Карца;,
Сельсовет Яндиево –Гадаборшево в Дачный, селения Яндиево и Гадаборшево – в Дачное и Куртат;
Сельсовет Ахки-Юртовской – в Сунженский и селение Ахки-юрт – в Сунжа;
Сельсовет Ангуштский – в Тарский и селение Ангушт в Тарское и Бартабос – в Лесное;
Сельсовет Товзен-юртовский – в Комгаронский, селение Товзен-юрт – в Комгарон;
Селения Нижнее Шолджи и Нижние Шолхи – в Пограничное;
Сельсовет Базоркинский – в Черменский, селение Базоркино – в Чермен;
Селение Цороево – в Нижний Донгарон, хутор Хадзиево- Верхний Донгарон;
Хутор Льянов – в Детский;
Сельсовет Длинно-Долинский – в Терский, селение Длинная Долина – в Терк;
Сельсовет Кескемский 1-й – в Советский, селение Кескем – в Советское;
Сельсовет Кескемский 2-й – в Хурикауский и селение Кескем – в Хурикау».
Казалось бы, все просто, все на поверхности. Но нет. Оказалось, что надо так завраться, чтобы самому напутать все, да так, что книга доктора исторических наук выглядит как работа недоучившегося школяра. Его самый плохой студент такого не напишет. Даже если это и заказ, можно было бы написать по-другому, чтобы так не позориться. Хотя какая тут совесть при такой лжи.
Представляю, как Ф. Гутновпринимал экзамены и зачеты студентов, если сам настолько безграмотен.
Трудно понять, как доктор исторических наук не читал даже своих земляков-коллег. Навскидку можно назвать книгу БатразаБерозова «Переселение осетин с гор на плоскость» (Орджоникидзе, 1990). Если не нашел это издание, то можно взять ее переиздание вместе с другими вещами Берозова: «История и память. Владикавказ, 2013». И таких книг можно назвать с десяток.
Даже Артур Цуциев в популярной и обстоятельной книге «Атлас этнополитической истории Кавказа (1774-2004). Москва, 2006» пишет о том об ингушских селах, которым Гутнов отказывает в их ингушском происхождении (см. с.23)
Только в самом начале книги Гутнов ссылается на первоисточники. Затем все пишет от себя. То есть несет отсебятину. Но отсебятину вредную и насквозь лживую.
Вроде бы и историк, умеющий работать с первоисточниками, и давними в том числе. Иначе не выпустил бы в 1994 г. книгу «Средневековая Осетия».
У книги Ф. Гутнова«Осетинские села» нет ни редактора из числа маститых ученых, как это принято в настоящем научном мире, ни редколлегии. Хочется думать, что даже самые натасканные на освещении этой темы в подобном виде осетинские ученые не подписались бы под такой книгой.
Ложь в книгах нынешних историков часто зашкаливает. И у Ф. Гутнова она не имеет предела.

2. Как стирается память о народе

Казалось бы, давно уже пора привыкнуть к тому, как в Северной Осетии во всем стараются исключить любое даже косвенное упоминание об ингушах, проживавших и проживающих в Пригородном районе и Владикавказе. И все же, читая очередную публикацию из подобного ряда не можешь равнодушно смотреть на это и читать.
А примеров таких довольно много. И не думаю, что они исчезнут со временем. Это часть многолетней и долгосрочной стратегии, разработанной во Владикавказе.
Вот свежие примеры. В 80-90-е годы имя учительницы СШ № 5 г. Владикавказа Валентины Бязыровой по достоинству гремело в республике. Она стала депутатом Верховного Совета СССР и лауреатом Государственной премии СССР, не считая других ее регалий рангом ниже. Таких совершенно справедливо называли «Учитель от Бога!»
Выйдя на заслуженную пенсию, она стала выпускать одну книгу за другой, в основном о родном ей городе Владикавказе. Хорошее и доброе дело!
Справедливости ради надо отметить, что в одной из своих книг – «Владикавказ – удивительный город», выпушенной в 2010 г., она все –таки поместила очерк об Адиль-ГирееМальсагове –сыне Заурбека Куразовича и Тамары ТонтовныМальсаговых. Адиль-Гирей ушел на фронт в семнадцать лет и погиб защищая Отечество. Ушел из той самой знаменитой 5-й школы, о чем напоминает и мемориальная доска в ней. Спасибо за память!
Недавно она выпустила другую книгу – «Владикавказская рапсодия» (2014)., которая повествует о выдающихся личностях, в разное время посетивших Владикавказ-Орджоникидзе. Здесь она, видимо, решила исправить свою «ошибку».
Говоря о великом пролетарском поэте Владимире Маяковском, Бязырова приводит цитату из его стихотворения «Нашему юношеству». Но сознательно упускает или, точнее, исключает из стихотворения две строки:
«Сжимая кинжалы, стоят ингуши,
Глядят из седла осетины».
Казалось бы, ключевые строки стихотворения, подчеркивающие причастность Маяковского к визиту в наш край. Но их автор исключает. Чтобы, не дай бог, читатель не подумал, что и ингуши здесь жили…
Хотя один пассаж из той же книги скорее свидетельствует о явном переборе автора в стремлении выглядеть патриотом. Вот пожалуйста: « … к концу девятнадцатого века в Северной Осетии из общего числа жителей каждый пятый был офицером»(!) Не просто солдатом, а именно офицером! Попробуйте представить эту картину! Каждый пятый житель Северной Осетии служил офицером. Получается, каждая семья имела одного, а то и двух офицеров! В семье из 10 человек, например.
Ну да ладно, мы отвлеклись.
7 ноября 2014 года главная республиканская газета «Северная Осетия» опубликовала статью некоего Габараева М. «Прошлое и настоящее Октябрьского».
Если судить по статье, то «Семьдесят лет назад ( то есть в 1944 году!- Автор) на карте Северной Осетии появился новый населенный пункт Карца, переименованный в 1965 году указом Президиума Верховного Совета РСФСР в селение Октябрьское». Просто взял и появился. И как раз на месте ингушского селения Шолхи. Но об этом – ни гу-гу!
И автор сам себе отвечает на вопрос: как первые поселенцы из горного селения КарцаКуртатинского ущелья оказались в Пригородном районе?
Оказывается, в феврале 1944 года их просто сорвали с родных мест и поселили в новом поселке. И сам процесс переселения был «трагическим»- одна из машин, перевозивших груз в новое село, по пути «едва не перевернулась, грузовик наехал на дерево, и по счастливой случайности не пострадали люди». Действительно, «трагическое» переселение! И «на новом месте пришлось, как говорится, начать жизнь с чистого листа». Ни в какое сравнение не идёт эта «трагедия» с переселением ингушей в 1944 г.! Целая машина чуть не перевернулась!
Не было, оказывается, для них готовых и обжитых домов только что депортированных ингушей старинного ингушского селения Шолхи, имя которого вовсе не упоминается в газете. Вероятно, ингуши свои дома увезли с собой в Казахстан. Или сами сожгли, как писали в Осетии после этнической чистки 1992 года, говоря, что изгоняемые ингуши так поступили со своими домами. Бред, конечно, но подобный бред публикуется на страницах официальных изданий Осетии-Алании…
Правда, и распределением жилплощади на новом месте в Карца (Октябрьском) в 1944 году занималась какая-то комиссия. Но домов было почему-то только около 60! И это в райцентре!
Скучая по своему родному селу –горному Карца, новые поселенцы и новый поселок назвали Карца! В газете, правда не пишут, как называлось село с 60 дворами, куда их насильно переселили. Если назвать его подлинное, исконное имя- Шолхи, может встать вопрос- а чье оно было? Неудобный вопрос!
И переименование села Карца в село Октябрьское, на взгляд одного из его жителей, было неверным, так как их не спросили. Видно, ингушей не надо спрашивать, когда переименовывают их исконные населенные пункты. А осетин, выходит, надо спрашивать даже меняя на привнесенное название.
В этом же ряду стоит и возмущение жителей Южной Осетии, где уже создали правительственную комиссию для «систематизации исконных названий географических субъектов». Идея состоит в том, чтобы переименовать «сугубо грузифицированные – Кватетри, Мсхлеби, Дидмуха, Надарваз и другие»,- пишет та же газета «Северная Осетия» 12 ноября 2014 г.
Не удивимся, если через энное количество лет появится какое-то новое свидетельство жителей уже этих «грузифицированных» сел об их насильственном переселении в эти грузинские села с новыми именами.
Недавно северо – осетинское издательство «Респект» объявило, что готовит справочник «Населенные пункты Северной Осетии» и просит передавать им материалы о своем селе или городе. Благое дело!
Но почему –то мне кажется, что сведения, которые им могут передать по ингушским селам, не будут внесены в этот справочник. Судите сами: на официальном уровне в Северной Осетии отмечались юбилеи села Чермен (Базоркино) – ему 60 лет было в 2004 году, село Тарское (Ангушт) в 2009 отметило 160 -летие, т. е. со дня изгнания оттуда ингушей в 1859 г., такая же ситуация с Сунжей (Ахки-юрт); село Куртат (Гадаборшево), оказывается, образовано в 1944 году, далее, как говорят в электричках, «остановки везде».
Газета «Северная Осетия» в январе 2004 г. опубликовала перечень памятных дат на год.
Так вот там указаны и такие юбилеи: селениям Камбилеевскому (ГIалгIай-юрт) Тарскому (Ангушт) и Сунже (Ахки-юрт) исполняется (точнее, уже “исполнилось”) по 145 лет! Селению – Куртат (Гадаборшево) – 60 лет! Сейчас, выходит, за 70 лет.
В последнемслучаенезнаешь, что и делать?Ещеживыингуши, родившиеся в этомжеселезадесяткилетдоэтого “зарождения” села.Да и накартахтоговремениониуказаны.Выходит, погазете и сопутствующейейистории, названныхдоКуртатасёлнебыло в природе. И нежили в них, выходит, живыесвидетели и жертвыдепортацииингушскогонарода в 1944 году. Прямо “села – невидимки”.Бред, скажете! Нет. Политика, правда, сопределеннымзапашком. Ноэтоужекточтолюбит.
Нехватаеттолькоодного: назначитьоснователейэтихнаселенныхпунктовизчислаосетин. Этонетактрудно – привычноедело! НазначилижепастухаЗаураБугуловаоснователемцелогогорода – будущейстолицыАлании! И дажепамятникпоставили, почтикакПетруПервому, тольконенаконе, а пешему.Ноуказываетрукойкакимператор: здесьбудетгородзаложён! Приехал, точнее, пришёлпешком, и заложилбудущуюрусскуюкрепость!
Стоит ли тогда пытаться что-то изменить в этой ситуации? Есть только один выход: писать свою, правдивую, историю своих сёл.
Чтобы не стиралась память нашего народа.

3.Лживая книга об Ахки-юрте ( Сунже).

О том, что в Северной Осетии фальсификация истории поставлена на поток на государственном уровне, мы знаем давно. Как говорил классик-баснописец, «тому мы тьму примеров слышим».
И очередная ложь вряд ли нас должна удивлять. Но книга, о которой пойдет здесь речь, интересна просто своим фактом выхода в свет, но не оригинальностью материала или способа ее подачи.
Хотя и тут есть более масштабные примеры. Чтобы не удивляться, достаточно назвать несколько книг из истории Владикавказа, выпушенных в Северной Осетии. Для закрепления своего видения истории Владикавказа, как об исключительно осетинском городе, на пл. Штыба установили памятник пастуху мифическому ДзаугуБугулову, который и «основал» Владикавказ, чтобы он мог «володеть Кавказом». В точности, как Петр I в 1703 г., заложивший Санкт-Петербург, простой горец, о котором ничего не слышали даже его однофамильцы, решил заложить свой, не иначе как «аланский» город! Ведь если бы он заложил только село Дзауджикау, то и памятник ему следовало бы установить на месте, где было «основанное» им село. Раз памятник стоит в городе, надо считать, что он его именно и основал. Не князю же Потёмкину этот постамент установлен. В Петербурге Екатерина II услышала его голос и дала указание генералу П. С. Потёмкину построить город у входа в Дарьяльское ущелье. И «построили»!
Вот и стоит ДзаугБугулов теперь в родном городе в виде величественного памятника: в одной руку держит посох пастуший, другой рукой указывает на карту и «говорит»: «здесь будет город заложен». Скульптор зря не посадил его на коня, как Петра Великого. Ведь фигура Бугулова не менее значима, если мог «закладывать» такие судьбоносные города. Государь российский, помнится, решил : «Отсель грозить мы будем шведу». А кому решил грозить простой горец, пока не говорится, хотя для Осетии сегодня обозначены два врага- на востоке и на юге!
Но то ли скульптор Санакоев подумал, что слишком много животных и зверей на ограниченном пространстве (генерал И.А. Плиев на коне на другом берегу Терека, и барсы на мосту), то ли у Дзауга не было коня (горец –беглец все-таки), не знаю. Но от этого фигура не проиграла.
Раз сумел построить целую русскую крепость, потом ставшую городом, ДзаугБугулов, определенно, должен иметь вес не только в рамках своей фамилии, но и в масштабах всего народа. Но не тут –то было.
В книге проф. Гутнова Ф. Х. «Древо жизни: заметки о фамилиях осетин» (Владикавказ, 2006) в разделе о фамилии Бугуловых я не нашел «легендарного» Дзауга! Как же так: город основал, а в число именитых представителей рода не вошел. А по значимости, в осетинской версии, конечно, он выше князя Потемкина! Несерьезный ученый – этот историк Гутнов!
В 2012 году, издавая другую бОльшую по объёму книгу на ту же тему – «Осетинские фамилии. Владикавказ, 2012. 536 с.) Гутнов исправил ошибку: раз есть памятник, то и «прототип» должен быть. «Любая фамилия – это люди. А знаменитыми людьми данная фамилия богата. Прежде всего речь идет о ДзаугеБугулове. Историческое предание гласит, что Дзауджикау основал житель Куртатинского ущелья ДзаугБугулов. В середине XVIII века он покинул родной аул из-за кровной мести» (с.106)
Пожалуй, это первый случай, когда беглец из –за кровной мести основал целое село, ставшее потом крепостью и городом. Беглецы от кровной мести или становились абреками, или тщательно скрывали свое местонахождение, боясь мести со стороны родственников убитого им. А тут открыто основал целое село!
Почитайте объемный труд другого осетинского ученого Ю. Хоруева «Абреки на Кавказе», изданную во Владикавказе в 2010 г. , и вы не найдете в ней ни одного беглеца-абрека, основавшего аул.
Вообще трансформация истории Владикавказа в Северной Осетии – это очень любопытная череда противоречий, инсинуаций и других почти юмористических выпадов, и представляет собой тему отдельного разговора. Для другого автора.
Разделавшись с историей Владикавказа, в Северной Осетии решили пройтись по другим местам. Нет – нет да и продолжает всплывать в памяти народа подлинная история населенных пунктов Пригородного района. И пошла вторая серия лжи и клеветы.
В 1999 г. в Северной Осетии праздновали 140 –летие(!) со дня основания сел Тарское и Сунжа, и в 2004 г. –60 – летие(!) села Чермен. Выходило, что первые два села основаны в 1859 г., третье – в 1944 году. Несведущий читатель, а таковых сейчас много, принимает эту ложь на веру. А среди тех, кто знает правду, есть и заинтересованные в этой лжи. Иначе такие книги и статьи не выходили бы в свет.
Но одно дело празднование фальшивого юбилея, которое отразится разве что на газетных страницах, другое – выпустить солидную книгу на эту тему. Последнее обстоятельство и побудило недавно некий коллектив авторов выпустить во Владикавказе солидную, по крайней мере, по объему (350 с.), книгу о селении Сунжа Пригородного района. Составителем обозначен некий Ш. Гаглоев. «В книгу вошли очерки, зарисовки и репортажи, рассказывающие о прошлом и сегодняшнем дне с.Сунжа… и приурочена к 145 –летию со дня основания села», – говорится в аннотации к изданию.
Тот факт, что у книги нет единого автора, и послужил основанием для того, чтобы в ней было много противоречий и несуразностей, не говоря уже о лживости самой основы работы.
Уже в предисловии к книге ее составитель дает первую порцию сознательной лжи. Ничего оригинального в этом, конечно, нет. Это ранее неоднократно письменно и устно выдавали и ученые Северной Осетии, облеченные формальными признаками принадлежности к научному миру: кандидаты и доктора наук, в том числе и исторических, профессора! Не будем их перечислять, так как они сами уже достаточно проявили себя далеко не научными изысканиями, а некоторые из них уличены в открытом плагиате и судятся с соплеменниками своими.
Почти два десятилетия мы слышим о том, что казаков из Пригородного района изгнали ингуши во главе с Серго Орджоникидзе, а некоторые даже договорились до того, что вырезали аж 70 тысяч казаков из станиц. Другие, более «совестливые» пишут, что вырезали 35 тысяч. Половину решили скостить, точнее «оживить». Гаглоев, правда, пишет, что «решено было выселить 70 тысяч из 20 станиц, но выселены были только из 11 станиц».
Знаю, что бессмысленно советовать осетинским ученым и их конкурентам, наподобие Гаглоева, хотя бы договориться между собой лгать одинаково. Такой разнобой не делает чести Северной Осетии – самой богатой научной и творческой интеллигенцией республике.
Гаглоев повторяет и другую приевшуюся ложь о том, что ингуши в селе Сунжа жили только 23 года, с 1921 по 1944 гг. Интересно, не правда, ли?
Вряд ли кто из мало-мальски грамотных ученых Северной Осетии не знает, что село Ахки –юрт основал еще в 17 веке спустившийся с гор на равнину на берег реки СунжаЭжиАьхк из рода Евлоевых. Одно дело, когда пишут, не зная правды и другое, когда зная, врут. Здесь о нравственности, человеческой или научной, говорить не приходится.
В любом историческом музее лежат карты 18- 19 века, на которых эти места обозначены как Большие Ингуши с центром в с.Ангушт (ныне с.Тарское) и Малые Ингуши с центром в с.Шолхи (ныне с.Октябрьское). Да и старожилы осетины помнят, что здесь жили ингуши. И в ходе чересполосицы в 1859-1869 гг. изгнали ингушей отсюда, а на их месте поселили казаков. Село Ахки-юрт было переименовано в Сунжу. А в 1921 году ингушам вернули их кровное. И никакого изгнания и массовой резни казаков не было. И решение выносилось на одном из съездов народов Терека, в руководящий состав которого входили и осетины. И как могли два- три делегата ингушей решить такой вопрос?
Правда, в той же книге, на стр. 26 автор пишет совершенно противоположное, и тем самым выдает правду. «Захваченные (подчеркнуто мной. -Автор) «по праву войны» земли горских народов уже во второй половине XIX века окончательно закрепились за Терским казачьим войском и его станицами, как их общее «историческое достояние» (кавычки Гаглоева. -Автор ).
В принципе, чего это я так подробно рассказываю автору? Ему просто следует обратиться к профессору – историку В.Д. Кучиеву, фотография и биография которого помещена в той же книге о селении Сунжа на стр. 159. Он и выпустил двухтомник материалов «Съезды народов Терека». Уж он то подробно знает историю и характер «изгнания» казаков. Знает и то, как Северная Осетия обращалась в Москву с просьбой выселить казаков из станиц Архонская, Ардонская, Змейская и других с целью расширить жизненное пространство вечно малоземельным осетинам. И что из этого получилось.
Но казакам не стоит беспокоиться. По словам автора, «Сегодня можно смело сказать, что в верховьях Сунжи казачество вновь возродилось». Если вы думаете, что сюда вернулись «изгнанные» ингушами казаки, то вы ошибаетесь. Просто здесь очень просто «возродили» казачество: всех дееспособных осетин записали в казаки и выдали оружие! Как все легко, оказывается.
Мне приходилось слышать, как осетинские старики в беседах правильно называли ингушские села: Базоркино, Ахки-юрт, Шолхи и т.п. Видимо, они не читали Гаглоева, Дзидзоева, Блиева, Бзарова и им подобных. Словом, не патриоты! И кровь у них не алано-скифо-сармато- арийско- ирано – иудейская. Словом, просто чисто осетины.
Пойдем дальше по книге.
Ингушей, оказывается, выслали «за злодеяния, совершенные антисоветски настроенной частью населения в годы Великой Отечественной войны». Но «не в лучшем положении оказались и осетины, насильственно переселенные из Грузии и горных сел Северной Осетии в ингушские дома». То есть Сталин ссылал и ингушей, и осетин!
Спрашивается, за какие же грехи наказали осетин! Не мог ведь Иосиф «Дзугаев» выслать представителей «самого героического» народа Советского Союза, тем более своих «соплеменников»! Тем более, что почти все мужчины – в возрасте от 17 до 60 лет – были на фронте! Выходит фронтовиков уравняли с теми, кто «совершил злодеяния»! «Гениальный вождь» не мог так поступить. Как тогда понять тех сунженцев, кто держит в домах его портреты, а во дворах – бюсты? Как можно любить виновника твоих бед? Нелогично, господа Гаглоевы!
И не вернулись, оказывается, ингуши домой в 1957 году, а «начали селиться вне территории своей автономии, в частности в Пригородном районе Северной Осетии и в ее столице – г.Орджоникидзе». А «сердобольное» «население Пригородного района основательно потеснилось, приняв с 1957 по 1979 гг. 14 тысяч мигрантов (подчеркнуто мной. -Автор) ингушской национальности. Пожалели и приняли, сердешные! Возвращающиеся домой ингуши стали вдруг мигрантами! Откуда тогда взялись ингушские дома, которые просила освободить Москва, о которых пишется в той же книге?
Интересно, в Грузии будут называть мигрантами осетин, возвращающихся туда? И как основательно они будут «тесниться»?
Как раз в село Сунжа и Комгарон в 1957 г. и не пустили ни одного ингуша. Просто не пустили, не исполнили поступившую из Москвы «новую команду: освободить ингушские дома!», на которую и жалуется Гаглоев. Ему то и его односельчанам зачем жаловаться, они же не освободили ингушские дома! Как не освободили ни в одном населенном пункте Пригородного района и г.Орджоникидзе. В других селах – кроме Сунжи и Комгарона – ингушам милостиво разрешили селиться рядом на вновь выделенных участках, рядом с отцовскими домами. Но и этого счастья не все удостоились ингуши из Ахки-юрта и Товзен-юрта (Сунжи и Комгарона). Многие так и остались в местах высылки или вынуждены были расселиться в других районах Чечено – Ингушетии.
Но ингуши, видимо, будучи по природе своей «захватчиками», не успокоились. Теперь «Объектом их диких устремлений неоднократно становилось и наше село», – вещает составитель книги. И в чем же это «дикое устремление»? Оказывается, 10 февраля 1989 г. совершили «массовое провокационное паломничество в с.Сунжа (на более чем 170 автомашинах) с участием немалого количества вооруженных людей, демонстративное исполнение крайне агрессивного мюридского обряда «Эйкр» (так в книге.-Автор ) в нашем христианском (подчеркнуто мной. -Автор) селе…» То ли автор не смог нормально хотя переписать незнакомое ему слово «Зикр», которое как раз –таки призывает всех к миру и терпению, то ли невежество подвело, – не знаю. Но суть от этого не меняется.
Думаю, не стоит удивляться дремучему невежеству автора. Тем более, что это лишь малая толика щедро рассыпанных по книге лживых измышлений. Но смешно и жалко выглядит автор, когда пишет о «своем» селе, как о христианском селе. Это ж надо, в селе с почти двенадцатитысячным населением нет даже маленькой церквушки или часовенки. Нет ни священника, ни других атрибутов христианства. Да и на кладбище не видно крестов. И в домах нет икон, если не считать портретов бывшего семинариста духовного училища, затем ярого атеиста И. Сталина. Так в чем же христианскость этого села? Правда, настоящий христианин не будет дома, как икону, держать портрет тирана, прославившегося своими массовыми убийствами христиан, и вспомнившем о них лишь, когда вожжа попала под хвост во время Великой Отечественной войны. Ну и пусть себе держат.
То ли из-за своего исторического беспамятства, то ли по причине безграмотности, автор «забыл» упомянуть о нескольких фактах давней и недавней истории.
В годы борьбы за Советскую власть, белоказаки захватили в заложники более 10 осетинских семей и требовали у красноармейцев пропустить их к своим деникинцам. Тогда командир ингушской сотни полковник Мусса Саутиев поставил ультиматум белоказакам, что если они не отпустят мирных осетин, то он разнесет станицу Сунженскую (ныне с.Сунжа). И длинная вереница подвод с целыми и невредимыми осетинскими семьями вышла из станицы. Рассказывают, что осетины брали в рот горсть земли и клялись ею, что никогда не забудут эту помощь ингушей. Не забыли…
Автор забыл написать и о другой стороне истории села.
Целая статья с фотографией посвящена Сунженскому дому культуры.
Но автор не рассказал о том, как в этом самом «очаге культуры» в трагические для ингушского народа дни октября –ноября 1992 года содержались заложники –ингуши, которых свозили туда со всех населенных пунктов Пригородного района и г. Владикавказа. Не рассказал о том, сколько из этих женщин, стариков и детей было уничтожено, каким они издевательствам подвергались. Видно, автор этого не «видел». Да и в селе никто не «видел». Тогда можно обратиться к известным российским деятелям того периода, депутату Верховного Совета и Госдумы России С. Бабурину, генеральному прокурору Г. Степанкову, вице-премьеру правительства России В. Ярову и другим, кто сам воочию видел тысячи заложников в залах и подвалах этого «очага культуры». Многие из заложников и вовсе исчезли после беседы с московскими представителями «демократической России».
Помнится, был в Северной Осетии один политический деятель, который, в угоду московскому пришельцу, в начале 80-х годов утверждал, что история осетин начинается с 1917 года, запрещал упоминать об аланах, а потом стал ярым сторонником переименования Осетии в Аланию. Но он публично был назван политической девицей легкого поведения и исчез с номенклатурной арены, хотя по –прежнему продолжал брызгать в газетах слюной.
Таков удел тех, кто старается переписать историю, убрать из нее неудобные страницы. Авторы описанной (смысловое ударение этого слова может иметь два значения) книги не такие уж важные фигуры, поэтому им не грозит слава Герострата. Масштабы не те, но удел одинаков.
И как это похоже на «историю» нового времени, которая, если верить прессе и многим российским журналам на глянцевой бумаге, «мудрым» старикам, чиновникам и даже «научной» интеллигенции, начинается в персонифицированном выражении только с приходом того или иного лидера.
Но все это было бы смешно, когда бы не было так гнусно.

М. Худынов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нравится(15)Не нравится(0)

Ответы на “Три топонимических этюда об Осетии”

  1. Под Ташкентом есть населен6ный пункт "Балта". На узбекском(тюркском) это означает - топор. Интересно, связано это название как-то с нашим Балта?

    Нравится(1)Не нравится(0)
  2. Интересная и позновательная статья.
    Кто автор, фамилия вроде не ингушская, калмык что ли?

    Нравится(1)Не нравится(0)
  3. Лживость ,отличительная черта осетинских ученных.В историю народов СССР (изд.1980г) Абаев вписал "прежнее индо-европейское ираноязычное население степей(скифы,сарматы,саки и др.) было оттеснено и утратило самобытность.Иэ огромного массива этих племен уцелели только таджики и оссетины." Гаплогруппа таджиков R1a1 45% R*16%R2 3,22 оссетинская G 6% Гаплогруппа осетин70% относится G и G1 G2субклады.

    Нравится(3)Не нравится(0)
  4. почему молчат наши писатели.за 25лет не написали неотного произведения на эту тему.где наша интелигенция где их труды.

    Нравится(4)Не нравится(0)
  5. галгай! ты что с луны свалился что ли, наши писатели ушли в мир иной БАЗОРКИН И. БОКОВ А. ЧАХКИЕВ С. ВЕДЗИЖЕВ и так далее. ДАЛ ГЕШ ДОЛДА ЦАН!!! новых достойных писателей их заменить нету, учатся. тут возникнет вопрос "а ты почему не писатель?", я пошел по другой линии "зодчий" и "экономист", писательский дар АЛЛАХ мне не дал.

    Нравится(2)Не нравится(2)
  6. Внук Ахсарбека нашел бумеранг,
    Взял он его и швырнул наугад.
    Тело Галазова с крыши упало,
    Пол-бумернага из ж..пы торчало.

    Нравится(7)Не нравится(0)

Оставить новый комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

© 2017. Республика Ингушетия, Назрань. Мехк-Кхел.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Яндекс.Метрика